Мировой кризис, на который российские власти привычно списывают свою экономические неудачи, мог стать для России шансом, а стал лишь катализатором, позволившим во всей красе продемонстрировать экономическую несостоятельность "тандема"
 
Мировой кризис, на который российские власти привычно списывают свою экономические неудачи, мог стать для России шансом, а стал лишь катализатором, позволившим во всей красе продемонстрировать экономическую несостоятельность "тандема"
Архив NEWSru.com

МАКСИМ БЛАНТ, экономический обозреватель NEWSru.com:

Главное событие минувшей недели вновь лежит в политической сфере. С "последним словом" к Федеральному Собранию обратился пока еще президент России Дмитрий Медведев, ставший "техническим" еще в середине года, за несколько месяцев до публичного отказа от претензий на второй срок в пользу Путина. Последним это Послание Медведева стало по одной простой причине: вероятность того, что его еще когда-нибудь выберут или назначат президентом, равна нулю, в том числе и из-за неутешительных итогов его правления.

Заявленная в "последнем слове" политическая реформа запоздала как минимум на пару лет, и будь она проведена, скажем, в декабре 2008-го, сейчас страна могла бы выглядеть несколько иначе. Однако тогда по инициативе президента Медведева были внесены изменения в Конституцию, увеличившие срок работы Думы до 5 лет, а президента - до 6 (ранее оба срока были 4 года).

Впрочем, лучше оставить пока политический анализ политологам и воспользоваться поводом, чтобы подвести экономические итоги пребывания "младшего партнера" политического тандема на президентском посту.

В этой связи логичным было бы сначала дать высказаться самому Медведеву, который в своем Послании говорил не только о политике. "Надо признаться, что в предыдущие годы мы сами недостаточно сделали для решения унаследованных от прошлого проблем. Мы так и не избавились от примитивной структуры экономики, от унизительной сырьевой зависимости, не переориентировали производство на реальные потребности людей", - повторил президент свой излюбленный тезис, перекладывающий ответственность за экономические неудачи на "тяжелое наследие", главным пороком которого стала сырьевая зависимость.

В 2009 году этот тезис, не имеющий ничего общего с действительностью, еще мог кого-то обмануть, однако мировая экономика и неумолимая статистика весьма наглядно демонстрируют, что дело отнюдь не в сырьевой специализации страны. Тезис о том, что сырьевые страны за исключением России прошли через кризис с гораздо меньшими потерями, был озвучен за последние годы неоднократно, равно как и тезис о том, что с середины 2000-х сырьевые отрасли перестали быть основным драйвером экономического роста. Подробно останавливаться на них не имеет смысла.

Но есть и другие, объективные доказательства того, что Медведев просто не слишком хорошо понимает того, о чем говорит.

Итак, несколько цифр (данные Росстата, ЦБ и Минэкономразвития). 2007 год - последний до избрания Медведева. Среднегодовая цена на нефть 69,3 доллара за баррель, приток капитала 81,7 млрд долларов, доходы от экспорта сырой нефти 121,5 млрд долларов, рост физического объема ВВП 8,5%.

2008 год - острая фаза, обвальное падение нефти в конце года. Среднегодовая цена на нефть 94,2 доллара за баррель, отток капитала 133,7 млрд долларов, доходы от экспорта сырой нефти 161,1 млрд долларов, рост ВВП 5,2%.

2009 год - рецессия в развитых (за исключением сырьевых Канады, Австралии и Норвегии) странах. Среднегодовая цена на нефть 60,9 доллара за баррель, отток капитала 56,1 млрд долларов, доходы от экспорта сырой нефти 100,6 млрд долларов, падение ВВП 7,8%.

На первый взгляд, тезис Медведева подтверждается (по крайней мере, если не смотреть, при каких ценах на нефть и какими темпами росла российская экономика до 2007 года). Но начиная с 2010 года должна была включиться обратная, куда как более приятная сторона "унизительной сырьевой зависимости" российской экономики. Но не тут-то было.

2010 год. Среднегодовая цена на нефть 78,2 доллара за баррель - гораздо выше, чем в 2008-м, - отток капитала 33,6 млрд долларов, доходы от экспорта сырой нефти 135,8 млрд долларов, рост ВВП 4%.

Но еще более красноречивы данные за нынешний, последний год, подводящий итог президентства Медведева. Среднегодовая цена на нефть, по оценке Минэкономразвития, 108 долларов за баррель - абсолютный рекорд, - отток капитала, по оценке ЦБ, только за 10 месяцев этого года составил 74 млрд долларов и может достичь 100 млрд по итогам года. Доходы от экспорта сырой нефти только за три первых квартала почти сравнялись с показателем 2010 года, достигнув 132,4 млрд долларов, и, очевидно, также поставят исторический рекорд. Зато рост ВВП (по оценке того же МЭР) - всего 4,1%.

Еще более вопиющая картина "вылезает", если посмотреть на бюджетные показатели, на оценки устойчивости российской экономики. Таким образом, несмотря на рекордные нефтяные цены, российской экономике не удалось обеспечить ни тех темпов роста, которые наблюдались в период проведения реформ другим "тандемом" - Германом Грефом и Алексеем Кудриным, ни притока капитала, без которого, мягко говоря, сложно обеспечить "затасканную" Медведевым модернизацию.

Ответственность за нынешние провальные результаты целиком и полностью лежит на той политике, которую проводили президент Медведев и его "патрон" премьер Путин в последние 4 года - на кризис и его разрушительные последствия списать все не получится при всем желании. Фундамент этого провала был заложен еще в 2007 году, когда была сделана ставка на авторитарную модернизацию, а ее основными "локомотивами" были объявлены госкорпорации во главе с "Ростехнологиями". Медведеву пагубность этого курса стала очевидна лишь к исходу 2009 года, но госкорпорации по-прежнему благополучно существуют, "осваивая" выделенные государством деньги и активы. Разве что преувеличенных надежд на них никто больше не возлагает.

Не менее, если не более разрушительными были последствия "плавной девальвации" рубля в конце 2008 - начале 2009 года, "ручного управления" экономикой, в результате которого были растрачены накопленные правительством резервы и приняты бюджетные обязательства, далеко выходящие за разумные рамки.

Впрочем, главной причиной плачевных результатов, неразрывно связанных с паническим бегством капиталов из России, стала ускорившаяся при Медведеве деградация институтов современного общества - парламентской демократии, независимой судебной системы, гарантий прав собственности, - и окончательное формирование властно-коррупционной вертикали. Начались все эти явления еще во времена правления нынешнего премьера Путина, которому с такой готовностью Медведев собирается передать президентское кресло.

Мировой кризис, на который российские власти привычно списывают свои экономические неудачи, мог стать для России шансом, а стал лишь катализатором, позволившим во всей красе продемонстрировать экономическую несостоятельность "тандема", формально возглавлял который в последние 4 года "одноразовый" президент Дмитрий Медведев.