Действительно, с юридической точки зрения подкопаться к юристу Шувалову довольно трудно
 
Действительно, с юридической точки зрения подкопаться к юристу Шувалову довольно трудно
НТВ

ВЛАДИМИР ВОЛКОВ, обозреватель журнала "Большой Бизнес":

В четверг сразу две влиятельные западные деловые газеты - Wall Street Journal и Financial Times - вышли с материалами, в которых рассказали о некоторых ставших им известными подробностях происхождения капиталов семьи Игоря Шувалова. По данным изданий, одна из таких сделок состоялась в 2004 году, когда семья нынешнего вице-премьера вложила около 17,7 млн долларов в акции "Газпрома", воспользовавшись посредничеством миллиардера Сулеймана Керимова.

Покупка состоялась накануне либерализации торговли бумагами газовой монополии, поэтому уже через четыре года акции были перепроданы с хорошей прибылью - за 80 миллионов. Столь же удачной примерно в то же время оказалась реализация через Романа Абрамовича опциона на 0,5% акций "Сибнефти". Большая часть выручки от его продажи - порядка 50 млн долларов - была вложена в акции британской металлургической компании Corus Group, участие в которой принял другой российский миллиардер, Алишер Усманов. Их перепродажа принесла семейному трасту Шуваловых, созданному в 1997 году после его перехода на госслужбу и зарегистрированному на его жену Ольгу, уже 120,5 миллионов, утверждают информированные источники WSJ.

О том, что информация, приведенная изданиями, не голословна, свидетельствует реакция на публикации самого Шувалова, который счел необходимым выступить с публичными комментариями: все сделки были законными, он всегда "крайне ответственно" подходил к декларированию своих доходов, а в своей чиновничьей деятельности избегал конфликтов интересов. При этом средства, заработанные им до поступления на госслужбу, сейчас являются залогом его "независимости от групп влияния". Отрицает Шувалов и то, что восемь лет назад он сам мог влиять на решение правительства по либерализации рынка акций "Газпрома". Равно как у него не было возможностей манипулировать стоимостью акций Corus, которые принесли ему столь весомый дивиденд.

В материалах FT и WSJ, впрочем, тоже подчеркивается, что приведенные в статьях факты не являются свидетельством нарушений Шуваловым действовавшего российского законодательства. Также источники обоих изданий категорически отрицают факт возможного покровительства вице-премьером бизнесменам, бывшим его партнерами по этим сделкам.

Действительно, с юридической точки зрения подкопаться к юристу Шувалову довольно трудно. Можно ли представить, что в 1994 году он был способен пролоббировать планы по либерализации рынка акций "Газпрома"? Сделать это довольно трудно, учитывая его не самый большой в то время чиновничий вес. Зато представить, что Шувалов знал о готовящейся реформе и сумел удачно воспользоваться внутренней информацией, поверить можно вполне. Но доказать факт инсайда тоже сложно. К тому же многострадальный закон об инсайдерской информации в России начал действовать лишь в январе 2011-го. Да и что с того? Посадок как не было, так и нет.

Также до бесконечности можно спорить об искренности сентенций о равноудаленности Шувалова от своих бывших партнеров. Особенно учитывая то, что и Арбамовичу, и Керимову, и Усманову (к слову, богатейшему россиянину по мартовской версии Forbes), в последние годы так отчаянно везло в бизнесе, - обратное труднодоказуемо.

Но кто бы и зачем бы не слил "компромат" на Шувалова западным СМИ - пресса уже активно это обсуждает, выдвигая самые разные версии, - появился он явно не в самое удачное для него время. Вполне прозрачные намеки на возможное участие в коррупционных схемах, и владение собственным трастом, пусть и записанным на имя жены, - в разгар объявленной Путиным и Медведевым войны с коррупцией и офшорами, для чиновника такого ранга выглядит не вполне бонтонно. И вдвойне так на фоне свежих выводов Росфинмониторинга, согласно которым отмывание денег в России - явление не просто распространенное, но вполне легальное. Как следует из предварительных рабочих документов службы, которые оказались в распоряжении "Финмаркета", чаще всего отмывают средства государства и госкомпаний и госкорпораций. При этом в качестве прачечных выступают не только банки, но и - внимание! - фондовый рынок, инструменты которого активно используются для перевода денег в пользу нерезидентов и обналичивания.

Разумеется, при презумпции невиновности наличие теоретической и практической возможности воровать не означает факта воровства или злоупотреблений. Однако до тех пор, пока в России реально не заработают соответствующие лучшим мировым образцам практики и законы, противодействующие подобным преступлениям, любой чиновник - даже в ранге Шувалова - должен быть готов к тому, что его репутация в глазах собственных граждан и мирового сообщества будет страдать.

Но что гораздо важнее чиновничьей репутации, в глазах международного инвестиционного сообщества будет страдать и без того незавидная репутация всей страны, а утечка капиталов продолжит исчисляться десятками миллиардов - не миллионов - долларов.