Рубль: укреплять или ослаблять
 
Рубль: укреплять или ослаблять
Фото NEWSru.com

ВЛАДИМИР ВОЛКОВ, обозреватель журнала "Большой Бизнес":

О том, что в правительстве и ЦБ существует многочисленная партия сторонников сильного рубля, бывший зампредправления Банка России Сергей Алексашенко на днях рассказал в своем блоге, сославшись на свою беседу с человеком, "вхожим в Белый Д дом".

Из последней стало известно, что ЦБ не исключает возможности отправки российской валюты в свободное плавание, в результате чего ее курс стабилизируется на отметке 22 рубля за доллар. "Более того, эти люди уверены, что резкое укрепление рубля является единственно верным инструментом для проведения модернизации и изменения структуры экономики", - пишет Алексашенко, по мнению которого ничего хорошего российской экономике это не сулит. "То, что в результате укрепления рубля рухнет вся перерабатывающая промышленность, включая производство удобрений и половину нефтепереработки, воспринимается как благо", - замечает он.

Дискуссия о том, какой рубль нам нужен, не стихает с тех пор, как монетаризм фактически стал основой макроэкономического регулирования в стране. В последнее время едва ли не самым ярким выступлением на эту тему время оказался призыв члена Национального банковского совета Анатолия Аксакова резко – на 30-40% - девальвировать рубль. "От этого выиграют все - продукция станет конкурентоспособной, выиграют люди - заводы заработают, появятся рабочие места, выигрывают банки - начнут поступать долги от предприятий. Ну и долги предприятий обесценятся, потому что девальвация сопровождается инфляцией", - заявил он в начале августа.

Как известно, смелая инициатива банкира получила тогда жесткую отповедь со стороны правительства и ЦБ, объявивших о том, что никаких объективных причин для подобного шага не существует, и резкого ослабления рубля, грозящего ускорением инфляции и дальнейшим падением реальных доходов населения, никто не допустит.

Для подобной уверенности у ЦБ были все основания. В отличие от конца прошлого года, когда девальвировать рубль пришлось из-за резкого падения цен на углеводороды и резервов, к началу нынешней осени ситуация поменялась кардинально. Из-за улучшения мировой конъюнктуры в последнее время ЦБ приходилось решать прямо противоположную задачу: сдерживать рубль от чрезмерного укрепления, скупая валюту на рынке, о чем свидетельствует увеличение международных резервов примерно на 17 млрд долларов - до 429,3 млрд за последний месяц.

Звучит банально, но, думается, что именно дорожающая нефть на фоне слабеющего во всем мире доллара (а вовсе не заговор в ЦБ) и есть главная причина укрепления рубля к американской валюте. Тем более, резкая ревальвация российских денег сегодня властям объективно не выгодна.

В частности, она автоматически приведет к снижению доходов экспортеров - в первую очередь, компаний сырьевого сектора, для которых прошлогодняя девальвация оказалась настоящим спасением, - а, следовательно, к падению доходов бюджета, с наполнением которого правительство сегодня итак справляется с большим трудом. Аналогично будут обесценены национальные резервы, большей частью размещенные в долларовых инструментах.

В то же время не таким уж бесспорным выглядит один из главных аргументов противников сильного рубля: взрывной рост импорта окончательно похоронит внутреннего производителя. Чтобы его опровергнуть (или, во всяком случае, заставить в нем усомниться), достаточно посмотреть на то, какими темпами развивалось внутреннее производство в последние годы, когда рубль укреплялся, и что стало с промышленностью всего за несколько месяцев "плавной девальвации".

На поверку, доводов в пользу ревальвации национальной валюты (возможно, в более отдаленной перспективе) набирается немало. Прежде всего, крепнущий рубль – это шанс провести техническое перевооружение промышленности и обновить инфраструктуру за более-менее приемлемые деньги, без чего о повышении конкурентоспособности и снижении сырьевой зависимости российской экономики можно забыть.

Также – это рост реальных доходов населения, которые своим кошельком проголосуют за нужные им товары, ставя местных производителей перед простой дилеммой: учиться конкурировать в условиях реального рынка или умереть. В свою очередь, увеличение платежеспособного спроса и валютная переоценка должна способствовать росту иностранных инвестиций, в которых Россия нуждается весьма остро.

Очевидно, что стоимость рубля (по крайней мере, пока он остается типичной сырьевой валютой), в значительной степени будет определяться конъюнктурой на рынке нефти. Что, впрочем, не умаляет роли монетарных властей, которые сегодня располагают достаточными резервами для проведения любой курсовой политики.

Важно только чтобы долгосрочные цели правительства были четко заявлены и понятны всем участникам экономических отношений, которые смогли бы соответствующим образом выстраивать свои планы. При этом возможности ЦБ контролировать ситуацию ни у кого не вызывали сомнений, даже если это потребует изменить подходы к его работе. Например, отказа от практики валютных интервенций в пользу регулирования денежных рынков с помощью процентных ставок, ограничив возможности для спекулятивных атак на национальную валюту с помощью операций carry-trade.

И беспрецедентное снижение ставки рефинансирования ЦБ до 9,5%, возможно, движение в этом, правильном, направлении.