В Пермском крае взятый под госзащиту заключенный, выигравший дело о пытках в ЕСПЧ, обвинил начальника ИК в жестоком избиении
 
В Пермском крае взятый под госзащиту заключенный, выигравший дело о пытках в ЕСПЧ, обвинил начальника ИК в жестоком избиении
Сайт в поддержку Виталия Бунтова и его семьи

Осужденный Виталий Бунтов, отбывающий наказание в ИК-12 Пермского края, написал заявление в СК РФ, в котором рассказал об избиении с участием директора колонии. Заключенный и его жена считают, что это связано с вынесенным ранее решением Европейского суда по правам человека в Страсбурге. Тогда суд обязал российские власти выплатить Бунтову компенсацию за пытки в тульской ИК-1, а российские власти взяли Виталия под беспрецедентную защиту.

Фрагмент заявления Виталия Бунтова опубликовала "Открытая Россия". Издание также обнародовало фотографии с телесными повреждениями, нанесенными ему. Эти материалы были переданы прессе супругой заключенного.

Избиение Виталия Бунтова произошло 22 февраля вечером. Около 20:00 его вызвали в штаб (администрацию), где в это время находился дневальный Мальцев и сотрудник отдела безопасности Муленко. Они отвели осужденного в кабинет директора ИК-12 Германа Назарова, где кроме него находился "высокопоставленный сотрудник ИК-12 Шамин".

Назаров в угрожающей форме стал в очередной раз требовать, чтобы Бунтов написал заявление об отзыве своих жалоб из ЕСПЧ, о снятии с контроля КМ СЕ исполнения РФ постановления ЕСПЧ от 05.06.2012 года по жалобе N 27026/10 "Бунтов против России", и об отказе от претензий к сотрудникам ФСИН, пытавших Виталия.

Заключенный отказался писать заявление, и тогда Назаров взял у Муленко спецсредство ПР (палка резиновая) и стал избивать им Бунтова, нанося удары по спине и ногам. "Я пытался уворачиваться, и тогда по приказу Назарова Шамин и Муленко схватили и держали меня, а Назаров наносил и наносил мне удары ПР по животу, грудной части и другим частям тела", - пишет Бунтов.

По словам заключенного, такие мучение от ударов резиновой дубинки он испытывал впервые. "Судя по всему, Назаров очень хорошо на практике знал механизм и все аспекты причинения максимальной боли ПР и поэтому бил меня не беспрерывно - он наносил мне по одному или по три удара в разные части или в одно место, потом мне давали покорчиться на полу и Шамин с Муленко вновь поднимали меня для того, чтобы Назаров нанес еще несколько ударов ПР", - говорится в заявлении осужденного.

После первых ударов у Бунтова от боли подскочило артериальное давление, появилась слабость и дрожание в конечностях, тошнота и головокружение. Из-за слабости в ногах Виталий не мог стоять, и поэтому его поддерживали "ассистенты" Назарова.

"В области сердца была сильнейшая тахикардия, боль и влияющая на все тело сильнейшая слабость. До сегодняшнего дня эта слабость весьма ощутимо распространяется из области сердца на все тело, и эти дни я ощущаю себя постоянно сильно уставшим, до дрожания в руках", - написал Бунтов.

Во время одного из ударов Назарова дубинка попала по внутренней части локтевого сустава левой руки и разорвала вену. В этом месте сразу же образовалась большая шишка и началось обширное кровоизлияние. В процессе избиения Назаров также нанес Бунтову несколько ударов по лобной части головы надколенной (мягкой) частью своей ноги.

Шамин и Муленко тоже избили заключенного дубинками. "Ими активно руководил Назаров, говоря и показывая им, куда и как наносить мне удары побольнее", - написал Бунтов.

В процессе избиения Назаров, по словам Виталия, угрожал ему "различными пытками, репрессиями, надругательствами и убийством".

Избиение продолжалось около часа. После этого Назаров позвонил в медчасть ИК-12 и приказал медикам не фиксировать повреждения Виталия или же составить акт о членовредительстве.

"Мне дали прийти в себя и отконвоировали в отряд N19. В отряде все осужденные знают о произошедшем со мной, но активно поддерживают администрацию: ради привилегий или чтобы их не постигло то же, что и меня, а также опасаясь преследований со стороны осужденных отрицательной направленности, которые по приказу Назарова настраивают всех осужденных против меня", - утверждает Бунтов. Никакой медицинской помощи ему после избиения не оказали.

Супруга Виталия Бунтова Ирина отправила письмо первому заместителю директора ФСИН РФ генерал-лейтенанту внутренней службы А.А. Рудому. Это заявление опубликовал правозащитный сайт Gulagu.net.

"Мы ведь два года не жаловались, - говорится в письме жены Виталия. - Репрессии хоть и были, но его не били".

По словам женщины, Герман Назаров был утвержден начальником колонии и восстановлен в звании 13 февраля, а уже 15 числа Бунтова посадили в штрафной изолятор.

Ирина пишет, что у ее мужа "постоянный гипертонический криз". А действия тюремщиков направлены на то, чтобы Виталий умер, а его смерть можно было списать на несчастный случай.

"Его бить очень опасно - может произойти инсульт или инфаркт. Расчет на то, что эта тайга находится далеко и помощи ждать неоткуда", - пишет Ирина.

"Бунтов против России"

Виталий Бунтов был осужден в 2002 году на 25 лет за убийство Екатерины Лазаревой. Он отбывал срок в Хабаровском крае, а в январе 2009 года его перевели в ИК-1 Тульской области. Через год Бунтов написал своей жене Ирине письмо, в котором рассказал, как его пытают в колонии за отказ сотрудничать с администрацией. В конверт заключенный вложил собственные ногти, которые, по его словам, выдрали сотрудники ФСИН.

Дело Бунтова вызвало широкий резонанс, а московские правозащитники даже организовали пресс-конференцию с участием родственников осужденного.

По словам Ирины Бунтовой, 27 января 2010 года сотрудники колонии закрыли ее мужа в одиночной камере, а ночью туда пришли надзиратели и приближенные к ним осужденные. Они стали избивать Виталия, а под утро "загоняли иголки под ногти и вырывали ногтевые пластины клещами". В итоге заключенный лишился всех ногтей на руках и ногах.

Надзиратели даже выдвинули встречное обвинение и привлекли Бунтова к суду за клевету. Однако проведенные экспертизы подтвердили, что ногтевые пластины были удалены механическим путем, а не отслоились из-за грибка, как заверяли сотрудники ФСИН.

5 июня 2012 года Страсбургский суд вынес беспрецедентное решение по жалобе заключенного Виталия Бунтова и присудил выплатить ему 45 тысяч евро за моральный ущерб и 10 тысяч евро за судебные издержки.

Между тем самого Виталия Бунтова из ИК-1 перевели в ИК-4 в Плавске. И, как утверждал его адвокат, накануне вынесения решения в ЕСПЧ заключенного снова избили сотрудники ФСИН.

До этого надзиратели принуждали Бунтова забрать свое заявление из Следственного комитета и отозвать иск, поданный в ЕСПЧ. Чтобы сломить волю заключенного, его много раз отправляли в штрафной изолятор (однажды он провел там 90 дней подряд). Также на Виталия налагались дисциплинарные взыскания.

В итоге в ситуацию вмешались правозащитники. В колонию выехали члены общественной независимой комиссии, которые сняли на видео интервью с Виталием Бунтовым и составили акты медосвидетельствования. После этого собранные материалы были переданы в СКР и ФСИН России.

Летом 2012 года адвокат Бунтова Андрей Столбунов заявлял, что в отношении сотрудников ФСИН, избивавших его подзащитного, возбуждено уголовное дело. Кроме того, защита подала жалобу в надзорную инстанцию Верховного суда РФ, добиваясь пересмотра дела Бунтова. Главная улика в уголовном деле - признательные показания осужденного за убийство Екатерины Лазаревой - исчезла еще до суда и вынесения российской Фемидой 25-летнего приговора.

Как заметил адвокат, почерковедческая экспертиза показала, что под признательным протоколом подписался не Виталий Бунтов, а кто-то другой. А за следователя и адвоката расписывались посторонние люди, которые занимались в тот момент другими делами и даже не имели права опрашивать Виталия.

"Это грубейшее нарушение УПК, которое должно привести к отмене или пересмотру приговора", - подчеркивал Андрей Столбунов.

На суде исчезновение признания Бунтова следователь объяснила тем, что пять страниц с показаниями подсудимый съел сам во время ознакомления с делом.

Однако это далеко не единственная претензия к следствию. "Там столько нарушений УПК, что на несколько дел хватит", - говорила Ирина Бунтова.

Правозащитники добавляли, что дело по по факту пыток в ИК-4 стало показательным, поскольку глава СК РФ Александр Бастрыкин взял его на особый контроль. Кроме этого, дело Бунтова попало на спецконтроль и в Евросуде.

Адвокат Бунтова Андрей Столбунов заявлял, что его клиент стал первым в России заключенным, взятым под государственную защиту. Виталия даже перевели из колонии в Плавске в тульский СИЗО, чтобы спрятать от садистов в погонах ФСИН.

Также утверждалось, что программа госзащиты включает в себя широкий круг действий: например, осужденному могут изменить фамилию и имя, а также внешность. В СИЗО Виталий Бунтов был помещен в отдельную камеру под охраной все тех же сотрудников ФСИН, но из особого отдела.

Хотя режим в изоляторе строже, чем в исправительной колонии, но в данном случае перевод в СИЗО продиктован интересами безопасности. Однако эти меры предосторожности оказались временными. В дальнейшем Бунтова отправили подальше, в пермскую ИК, где надзиратели, по словам заключенного, продолжают принуждать его отказаться от борьбы за справедливость.