В МВД решили отучить милиционеров от "крышевания" бизнеса
 
В МВД решили отучить милиционеров от "крышевания" бизнеса
НТВ

В министерстве внутренних дел России введены жесткие правила для сотрудников, проверяющих коммерческие фирмы.

Новые ведомственные инструкции призваны отучить милиционеров от самодеятельности, от которой сплошь и рядом страдают коммерческие структуры. Теперь сотрудникам МВД еще более четко прописали, что они могут и чего не могут совершать при контакте с предпринимателями, пишет "Российская газета".

Доработке со стороны милицейского руководства подвергся бланк постановления о проведении милицейской проверки, которая возможна в двух случаях. В одном из них речь должна идти о серьезных экономических преступлениях, влекущих уголовную ответственность. Вторым поводом для проверки предпринимательской деятельности может быть поиск оснований для возбуждения уголовного дела. Так записано в прежней инструкции, в которой были сделаны дополнения.

В новую редакцию образца бланка постановления о проведении проверки включили дополнительные строки для обоснования причины такой проверки. При этом право принимать такое решение дано только руководителям органов внутренних дел и их заместителям - от районных отделов до МВД.

Поводом могут служить заявления граждан, акты иных проверок, публикации в средствах массовой информации и материалы, поступившие из других органов государственной власти. Наконец, таким же поводом могут стать результаты оперативно-розыскной деятельности.

Такие данные или "сигналы" всегда документируются, но не обязательно должны прикладываться к постановлению, так как информация может являться секретной. Именно эта формулировка, предоставлявшая милиционерам возможность "засекретить" данные о проверке, стала источником злоупотреблений представителей власти.

Фактически, предприниматель оказывался беззащитен перед лицом милиционера, вооруженного постановлением "секретного" содержания.

Теперь в Правовом департаменте МВД подчеркивают, что ссылка "о неразглашении" адресована прежде всего милиционерам, а не сотрудникам фирмы. Кроме того, в законе "О государственной тайне", указах президента и ведомственных актах есть перечень сведений, составляющих такую тайну.

К этими сведениям, в частности, относится информация о лицах, сотрудничающих с органами внутренних дел на конфиденциальной основе, о силах и средствах, об источниках, о методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности. Сотрудников, допустивших разглашение всего этого, ждет уголовная ответственность.

Даже если милиционеры уже стоят на пороге фирмы, ее руководство всегда может проверить подлинность и законность постановления о проверке.

Во-первых, есть исчерпывающий перечень должностных лиц органов внутренних дел, уполномоченных выносить такие постановления. Он утвержден приложением №2 к приказу МВД России от 2 августа 2005 года №636 "Об утверждении инструкции о порядке проведения сотрудниками милиции проверок и ревизий финансовой, хозяйственной, предпринимательской и торговой деятельности". Этот приказ, приложение и инструкция - не тайна.

Наконец, официальные визиты милиции на фирмы обязательно регистрируются в специальном журнале, который хранится в подразделении по делопроизводству и режиму проверяющего органа.

Коммерсант вправе потребовать у контролеров в погонах телефон этого подразделения и телефон должностного лица, вынесшего постановление. Фирма также может отказаться подписывать постановление о проведении проверки, о чем в документе должна быть сделана соответствующая отметка.

Однако, если представители коммерческой компании просто не пускают милиционеров, то те вправе применить силу. Поэтому самый лучший способ защиты - жалоба вышестоящему милицейскому начальству, прокурору или в суд, пишет издание.

Другое дело, если милиционеры превысят свои полномочия при проведении проверочных мероприятий. Тогда, утверждают в Правовом департаменте, руководство фирмы в присутствии свидетелей должно обязательно сделать об этом запись при подписании акта.

Бывает и так, что находят совсем не те нарушения, ради которых затевалась проверка. В этом случае милиционеры должны уйти, предварительно извинившись. Лишь затем и уже с новым постановлением они могут вернуться, чтобы продолжить проверку по новым всплывшим фактам.

Примечательно, что при любой малейшей ошибке или опечатке (в названии фирмы или в личных данных сотрудников милиции) проверку проводить запрещено, заключает издание.

"Отстегивают" все

По данным "Новой газеты", "крышевание" бизнеса по-прежнему остается важной частью дохода милицейских начальников любого уровня. Коммерческие палатки, выездная торговля или бабушки с укропом - это уровень дежурной части ОВД и экипажей патрульно-постовой службы. Они собирают поборы и следят, чтобы милиционеры-чужаки не "нагрели" их торговцев. За это ежедневно получают 500 рублей с палатки, 100-150 рублей с бабушек. Кроме того, у торговцев всегда можно "одолжить" от 100 до 1000 рублей или попросить пару арбузов. А если торговец сопротивляется - у него начнутся проблемы.

Магазины, средние фирмы, кафе и небольшие рестораны в большинстве своем "лежат" под местными операми из службы криминальной милиции, продолжает "Новая газета". Узнать, кого "крышуют" опера, проще простого: нужно заглянуть в ресторан в день рождения начальника уголовного розыска и посмотреть на присутствующих гостей. Наверняка можно увидеть хозяина местной автомастерской, автомойки и нескольких директоров небольших фирм и магазинов.

Контрафактная продукция (диски), паленая водка или китайские подделки в зоне пристального внимания "оборотней" из ОБЭПов. У многих обэповцев по всей Москве имеются свои палатки по продаже видеофильмов, в том числе порнографические.

Крупные торговые центры, склады и раскрученные фирмы - это уже уровень руководства ОВД и УВД. Всевозможные строительные и продуктовые рынки вроде Савеловского или Черкизовского - вотчина УВД.