По решению российской Фемиды бывший временно исполняющий обязанности начальника ФКУ СИЗО-2 Евгений Шнайдер проведет за решеткой два года
 
По решению российской Фемиды бывший временно исполняющий обязанности начальника ФКУ СИЗО-2 Евгений Шнайдер проведет за решеткой два года
Федеральная служба исполнения наказаний

Суд Оренбургской области вынес приговор высокопоставленному сотруднику ФСИН и его подчиненному, которые признаны виновными в убийстве заключенного. Мужчина умер от побоев, полученных в следственном изоляторе N2 в Орске.

По решению российской Фемиды бывший временно исполняющий обязанности начальника ФКУ СИЗО-2 Евгений Шнайдер проведет за решеткой два года. А начальник оперативного отдела того же изолятора Виталий Симоненко наказан четырьмя годами лишения свободы. Отбывать эти сроки надзиратели будут в колонии общего режима, сообщает официальный сайт областного управления СК РФ.

В качестве дополнительного наказания суд лишил Шнайдера права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, в органах ФСИН в течение одного года. Симоненко же не сможет работать тюремщиком в течение двух лет.

Расследование преступления, совершенного силовиками, заняло пять лет. Еще в сентябре 2013-го к правозащитникам обратилась мать 24-летнего осужденного Владимира Ткачука Надежда Чертовских. По ее словам, 5 сентября ей позвонил неизвестный и рассказал, что ее сына до смерти забили сотрудники СИЗО-2 в Орске, куда Ткачук был прикомандирован для отбывания наказания из колонии-поселения N11 в качестве хозяйственного работника.

Изначально следствие рассматривало версию, что многочисленные травмы Ткачук получил из-за упавшей на него доски. "Следователь следственного отдела по городу Орску СУ СК РФ по Оренбургской области Анастасия Чичина шесть раз выносила постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые впоследствии по жалобам правозащитников признавались незаконными и отменялись", - отмечалось в пресс-релизе межрегиональной общественной организации "Комитет по предотвращению пыток".

Согласно первоначальным выводам следователей, у стены стояла доска шириной 30 и толщиной пять сантиметров. Такими досками осужденные застилали полы в помещении. Длину доски следователь почему-то не определила, обозначив ее "примерно в два-три метра".

Никто из следователей "доску-убийцу" даже не видел, поверив на слово сотрудникам ФСИН.

Позднее заключением специалиста ФГКУ "111-й главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз" Минобороны России было установлено, что "характер закрытой черепно-мозговой травмы у Ткачука В. И. указывает на то, что она образовалась в результате неоднократных ударов твердым предметом". Причем удары наносились с разных сторон: "в лобную, теменные, височную и затылочную области головы".

Медицинская помощь Ткачуку, получившему травмы 2 сентября, была оказана лишь спустя несколько суток, когда тот уже был в коме. Согласно показаниям надзирателей, смертельно травмированного Ткачука поместили в ШИЗО якобы за то, что он отказался встать по команде "подъем".

Между тем свидетели говорили, что Ткачук с момента избиения неоднократно просил оказать ему медицинскую помощь, высказывал жалобы на головную боль и очень плохое самочувствие, а в течение последних суток перед смертью он уже бредил и не понимал, где он находится. Однако врачи прибыли к нему лишь в 00:45 5 сентября, когда тот уже был в коме. В 02:50 того же дня медики зафиксировали смерть осужденного.

Уголовное дело по этому факту было возбуждено лишь спустя полгода, но и даже после этого следователи ни на йоту не приблизились к установлению лиц, виновных в смерти Ткачука. Правозащитники шесть раз обжаловали постановления следователей о невозможности установить виновных.

4 мая 2016 года юристы Комитета по предотвращению пыток подали жалобу в интересах Чертовских в Европейский суд по правам человека. В декабре того же года эта жалоба была коммуницирована - российским властям были заданы вопросы об обстоятельствах смерти Ткачука, а также об эффективности проводимого расследования на национальном уровне. Лишь после этого, когда замаячила перспектива выплаты большой компенсации за нарушение гражданских прав, российские власти активизировали ход расследования и отмели версию про упавшую доску.

Правозащитники с самого начала утверждали, что к смерти Ткачука имеют отношение именно надзиратели. Если бы в его гибели были виноваты другие заключенные, администрация СИЗО не стала бы их так старательно покрывать. Между тем следователям были предоставлены "не все видеозаписи, на которых запечатлены последние дни жизни Ткачука, а некоторые из предоставленных файлов оказались повреждены". Странным образом были "утеряны" документы о водворении в штрафной изолятор осужденных, которые стали очевидцами предсмертных мучений Владимира в ШИЗО, а в ряде документов налицо признаки фальсификации.

Добавим, что в расследовании принимали участие сотрудники ФСБ. Было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 111 УК РФ ("Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего"). Она предусматривает до 15 лет лишения свободы.

Шнайдеру инкриминировали п. "а" ч. 3 ст. 286 ("Превышение должностных полномочий, с применением насилия") УК РФ. А начальнику оперативного отдела СИЗО-2 инкриминировали п. "а, в" ч. 3 ст. 286 ("Превышение должностных полномочий, с применением насилия и причинением тяжких последствий"), а также ч. 4 ст. 111 ("Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего") УК РФ.