Западные банки дистанцировались от сделок с российскими банками и корпорациями, даже с теми, кто не был подвергнут санкциям. Даже если санкции будут отменены, в среднесрочной перспективе доступ к западным рынкам будет оставаться ограниченным
 
Западные банки дистанцировались от сделок с российскими банками и корпорациями, даже с теми, кто не был подвергнут санкциям. Даже если санкции будут отменены, в среднесрочной перспективе доступ к западным рынкам будет оставаться ограниченным
Russian Look

Новые санкции коснулись целых секторов российской экономики - финансового, оборонного, нефтедобывающего. Накануне стало известно, что в прошлом месяце впервые за пять лет российские компании перестали получать кредиты в долларах США, швейцарских франках и евро. Во II квартале общий объем кредитования глобальными банками упал на 42% по сравнению с объемом, который был годом ранее. В прошлом году ситуация была противоположной. Банки активно кредитовали сделки с российскими компаниями.

Западные банки дистанцировались от сделок с российскими банками и корпорациями, даже с теми, кто не был подвергнут санкциям. Даже если санкции будут отменены, в среднесрочной перспективе доступ к западным рынкам будет оставаться ограниченным.

Однако санкции, введенные США и странами ЕС, не копируют друг друга, оставляя зазоры, которыми могут воспользоваться российские банки и компании. Кроме того, остаются другие финансовые рынки, на которых банки могут заимствовать средства, пишет агентство РБК.

Так, крупнейший российский финансовый институт - "Сбербанк" - попал под секторальные санкции Евросоюза, но не под американские. ВТБ, "Газпромбанк"," Внеш­экономбанк" и "Россельхозбанк" оказались и в европейском, и в американском санкционных списках. Однако в Европе эти банки смогут привлекать займы на межбанковском рынке, в том числе синдицированные кредиты.

Не ограничены и возможности по привлечению европейских вкладов, межбанковским депозитным операциям, платежным услугам. В отличие от Европы, на рынке США этим российским банкам, а также "Банку Москвы", добавленному в список Минфина США 29 июля, запрещены операции с любыми долговыми инструментами сроком погашения более 90 дней.

Аналитики, правда, предупреждают, что европейские банки скорее будут ориентироваться на более жесткий американский вариант и откажут российским организациям в межбанковских кредитах.

Чтобы обойти новые секторальные санкции, российские компании могут также воспользоваться юрисдикциями, которые не присоединились к ограничительным мерам США и Евросоюза.

Норвегия, впрочем, еще может присоединиться к санкциям ЕС, о такой возможности 30 июля заявил министр иностранных дел страны Бёрге Бренде. Швейцария, для которой Евросоюз остается главным торговым партнером, оставляет за собой право при необходимости принять соответствующие меры. Швейцарские власти только что добавили 26 граждан России и Украины, а также 18 организаций в собственный санкционный список в связи с украинским кризисом.

Остаются Китай и некоторые другие азиатские страны, но, чтобы переориентироваться на эти рынки капитала, российским компаниям понадобится время. Этот факт отмечали и составители европейских санкций в проекте, который обсуждали послы стран ЕС, прежде чем одобрить финальную версию секторальных мер.

Страны Ближнего Востока уже давали деньги России, но, отметим, не часто и не много. Например, в апреле 2013 года инвестиционный фонд Катара Qatar Holding обязался выкупить допэмиссию акций ВТБ на общую сумму до 102,5 млрд руб.

Еще до введения санкций "Газпром" провел листинг своих GDR на бирже в Сингапуре (17 июня), обосновав это необходимостью быть более доступным для азиатских инвесторов после того, как заключил с китайской CNPC контракт на 400 млрд долларов на поставку газа.

Наконец, даже если крупнейший суверенный фонд мира - норвежский - откажется от инвестирования в Россию, то арабские и азиатские фонды могли бы закрыть образовавшуюся пустоту.

Эксперты отмечают, что потенциально наиболее чувствительными являются не санкции против финансового сектора России, а введенные ограничения в области технологического экспорта для российского ТЭКа.

Архитекторы европейских санкций жестко обозначили, что ограничения распространяются только на добычу нефти и не должны касаться газодобывающих проектов. Однако в большинстве скважин добывается смесь из нефти, газа и конденсата в различных пропорциях. Доказать, что оборудование экспортируется для добычи газа, на многих месторождениях будет не так трудно.

Поэтому, например, соглашения между ExxonMobil, BP, Shell, Total и российскими компаниями могут быть выведены из-под санкций либо по той причине, что они были заключены до 1 августа, либо потому, что они будут предназначены для добычи газа или же могут быть определены как проекты с традиционной добычей углеводородов.