Российские компании извлекали наибольшие прибыли от продаж Ираку в рамках программы ООН "Нефть в обмен на продовольствие". Они также стали крупнейшими посредниками в продаже иракской нефти
 
Российские компании извлекали наибольшие прибыли от продаж Ираку в рамках программы ООН "Нефть в обмен на продовольствие". Они также стали крупнейшими посредниками в продаже иракской нефти
RTV International

Российские предприятия, которые до войны извлекали большую выгоду из торговли с Ираком, в последние несколько недель попали в число тех, кто теряет больше многих, поскольку их сделки заморожены, а их будущее в регионе неопределенно.

До прошлой войны в Персидском заливе в 1991 году Ирак был крупнейшим торговым партнером России на Ближнем Востоке, пишет Financial Times, статью которой публикует InoPressa. Многое держалось на торговле оружием, выручка за которое составляет львиную долю сегодняшнего долга Москве в 8 млрд долл. По некоторым оценкам, в период между 1989 и 2003 годами торговля между двумя странами, в результате санкций ООН, сократилась в восемь раз, с примерно 2 млрд долл. до 252 млн долл. На протяжении этого времени российские компании продолжали переговоры о невоенных контрактах, особенно в машиностроительном и автомобильном секторах.

Российские компании извлекали наибольшие прибыли от продаж Ираку в рамках программы ООН "Нефть в обмен на продовольствие". Они также стали крупнейшими посредниками в продаже иракской нефти для финансирования этой торговли. Глава российско-иракского Комитета по сотрудничеству Юрий Шафраник утверждает, что убытки России могут составить 40 млрд долл. - такова цена многолетнего двустороннего контракта, переговоры о котором велись до прошлого года.

В принципе, российские компании могли бы оказаться конкурентоспособными в регионе, а их большой опыт в Ираке, в таких секторах как нефтяная и энергетическая инфраструктура, делает их привлекательными претендентами даже в глазах нового режима, отмечает FT. Кроме того, после снятия санкций российское оружие, проверенное в боях, также может найти новых покупателей.

В последние дни Москва потратила много дипломатической энергии, требуя уважения к существующим российским контрактам в Ираке после Саддама, но многим компаниям остается только ждать и надеяться - ведь они просто ничего не могут поделать.

Редкое исключение - крупнейшая нефтяная компания России "Лукойл". Однако в декабре, после того, как Россия поддержала резолюцию Совета Безопасности 1441, Ирак заявил об отмене контрактов с "Лукойлом" на разработку месторождений в Западной Курне. Решение считается сомнительным, поскольку иракский министр, который его принял, ушел в отставку. "Лукойл" настаивает, что сделка остается в силе.

В неопределенности находятся не только российские нефтяные контракты. "Татнефть", помимо потери нефтяных прибылей, беспокоит судьба 2 млн долл., вложенных в ее оборудование на иракских месторождениях, и контракты стоимостью от 920 тыс. до 1,5 млн долл. на продажу Ираку автомобильных шин одним из ее дочерних предприятий.

Еще одна находящаяся в Татарстане компания, "КамАЗ", поставляет в Ирак грузовики. В январе нынешнего года в Багдаде побывала делегация Ульяновского автомобильного завода, которая вела переговоры о продаже вездеходов иракскому министерству сельского хозяйства. Горьковский автомобильный завод имеет заказ на поставку 5 тыс. "Волг" - такси для Багдада. Планы, касающиеся продажи легких грузовых машин "Газель" были аннулированы ООН на том основании, что эти машины могут иметь военное применение.