The Times: ЕБРР как форпост кредитования нерыночных экономик
 
The Times: ЕБРР как форпост кредитования нерыночных экономик
Архив NEWSru.com

Проблема с банками в том, что они любят давать в долг тем, кто меньше всего нуждается в займах. Иначе говоря - на развитых рынках с открытой экономикой, где риски невелики. Европейский банк реконструкции и развития был создан, чтобы осуществлять кредитование на неразвитых рынках, где риск слишком велик для коммерческих структур. Однако оказалось, что свернуть деятельность в привычных странах, экономика которых со временем стала рыночной, не так-то и просто.

Один из акционеров – правительство США – хочет, чтобы банк сместил акценты. Американским чиновникам не нравится, что банк дублирует функции коммерческих кредиторов. Имеются прежде всего страны Центральной Европы - Эстония, Венгрия, Чехия и Польша. Экономики этих стран, которые ранее поддерживал ЕБРР, давно встали на ноги. А банк в прошлом году получил чистую прибыль в 1,5 млрд евро за счет доходов от своего центрально-европейского портфеля, сообщает The Times. (Полный текст на сайте InoPressa.Ru.)

Задача ЕБРР, созданного в 1991 году, добраться до частного сектора в "экономиках переходного периода" – бывших коммунистических странах Центральной и Восточной Европы. Капитал, полученный от богатых западных правительств, призван смазывать механизмы слаборазвитых рынков.

Теперь она отошла на второй план. Но осталась меньшая - кредитование мелкого бизнеса. Крупные европейские акционеры, особенно Франция и Германия, хотят, чтобы ЕБРР продолжал свою деятельность, в немалой степени потому, что она смягчает бюджетные требования Европейской комиссии. Новая мантра банка – "Юг и Восток". Прошлогодние прибыли, полученные в основном под оберегающим крылом ЕС, будут реинвестированы в окраины Европы и в Азию. На долю Балканских государств, Кавказа и Центральной Азии приходится более половины из 4,3 млрд евро, инвестированных ЕБРР в 2005 году.

ЕБРР в России: сахалинский вопрос

Российские инвестиции в совокупности составляют 1,1 млрд евро. С движением на восток связан вопрос, остается ли банк европейским. Это проблема не только географии и номенклатуры. Задача ЕБРР – развивать частный сектор в странах, приверженных демократии, плюрализму и рынку, иными словами, ликвидность для людей, которые хотят быть такими же, как мы.

Это было эффективно в Центральной Европе, но будет ли эффективно в бывшем СССР? В отсутствие перспективы вступления в ЕС, условия, являющиеся неотъемлемой частью мандата ЕБРР, будет трудно выполнить. Переходный период в Центральной Европе курировала Еврокомиссия – опора, без которой ЕБРР грозит политический риск со стороны деспотических правительств и гангстерского капитализма в Центральной Азии.

Продвигаясь на восток, ЕБРР будет кредитовать сырьевые экономики, где первейшей необходимостью является базовая инфраструктура и отсутствует предпринимательский средний класс. Кредитование энергетических проектов составило в прошлом году значительную часть российских инвестиций ЕБРР, и такое направление ресурсов в момент, когда зарубежные банки борются за доступ к нефтяным и газовым сделкам, весьма сомнительно. Благодаря высоким сырьевым ценам российская казна разбухает. Какой должна быть роль банка развития в России? ЕБРР хотел бы стимулировать кредитование предпринимательства и мелкого бизнеса, но барьеры для такой деятельности носят политический и культурный, а не финансовый характер. Тяжелая рука государства и медленные темпы реформ тормозят развитие малого и среднего бизнеса, а в частном секторе доминирует кумовской и олигархический капитализм.

Тем временем ЕБРР бьется над одной из крупных задач в России: финансированием газового проекта "Сахалин-2" стоимостью 20 млрд долларов, которым управляет компания Shell. Вопрос не в финансировании, Shell – богатая компания. Кредиторы хотят, чтобы ЕБРР благословил проект, вызывающий серьезную озабоченность из-за опасений, что погибнет популяция редких китов. На ЕБРР оказывают давление, добиваясь отказа Shell, что нанесет удар компании, но не помешает России осваивать сахалинские месторождения.

Это политическая игра, и в ней таким структурам, как Всемирный банк и ЕБРР, отведена роль судьи и присяжных, которые ссужают сомнительную инфраструктуру не деньгам, а доверием.

Коммерческие банки хотят, чтобы ЕБРР взял на себя часть бремени, но это рискованно. Если банк отвергнет "Сахалин", его ждет мгновение "зеленой" славы, но одновременно – резкая остановка в продвижении на восток.