Пол Вулфовиц - "ястреб, который взъерошит перья Всемирного банка"
 
Пол Вулфовиц - "ястреб, который взъерошит перья Всемирного банка"
AP Photo/Pablo Martinez Monsivais

Джордж Буш назначил Пола Вулфовица, одного из архитекторов войны в Ираке, главой Всемирного банка. Хотя это назначение традиционно является прерогативой США, европейцы, и не только они, могут быть недовольны столь одиозной кандидатурой, считает еженедельник The Economist, статью которого публикует Inopressa.

В статье про Вулфовица, озаглавленной "Ястреб, который взъерошит перья Всемирного банка", издание указывает, что "желание Вулфовица проталкивать демократию не вполне соответствует миссии банка". А искушение сделать этот пост трамплином для политической карьеры повредит работе.

"Иностранцу простительно не понимать, какова стратегия Джорджа Буша во второй президентский срок" - отмечает издание. С одной стороны, он и его госсекретарь Кондолиза Райс предприняли поездки в Европу с целью смягчить ситуацию и убедить своих старых союзников, что, несмотря на войну в Ираке, желательно остаться друзьями. С другой стороны, способность к раскаянию не является сильной стороной Буша. На прошлой неделе он назначил Джона Болтона, одного из главных ястребов Госдепартамента и ярого критика Организации Объединенных Наций, послом США при ООН. Пока в Европе все еще чешут в затылке, пытаясь понять причины такого выбора, Буш снова удивил их, выдвинув на пост главы Всемирного банка кандидатуру Пола Вулфовица, одного из архитекторов войны в Ираке.

Традиционно Европа выбирает главу Международного валютного фонда, а Америка назначает шефа Всемирного банка. Некоторое время это вполне срабатывало в качестве аргумента, однако пять лет назад Америка наложила вето на кандидатуру, предложенную Европой. В результате вместо предложенного Европой Кайо Кох-Вессера главой МВФ стал Хорст Келер (позже избранный президентом Германии).

Наложат ли теперь европейцы вето на кандидатуру Вулфовица? Агентство Reuters сообщило в среду, 16 марта, когда было объявлено о назначении, что имя Вулфовица уже неофициально муссировалось в правлении банка, и эта кандидатура была там отвергнута. Однако Буш все же решил выдвинуть его на этот пост и начал консультироваться с европейскими лидерами. На пресс-конференции в среду президент описал своего кандидата как "порядочного, отзывчивого человека" и "умелого дипломата".

Вулфовиц, в настоящее время являющийся заместителем министра обороны США, неоднократно занимал различные посты в правительстве, в том числе был главой администрации Джорджа Буша-старшего. В конце 1980-х он был американским послом в Индонезии и полюбил культуру этой самой густонаселенной в мире мусульманской страны.

Однако, помимо этого, Вулфовиц - излюбленное пугало критиков войны в Ираке. Он самый известный представитель "неоконсерваторов" - группы вашингтонских политиков, считающих, что могущество Вашингтона надо использовать для распространения демократии и западных ценностей. Он горячо отстаивал необходимость начать боевые действия в Ираке сразу после теракта 11 сентября 2001 года, аргументируя не только тем, что у Саддама Хусейна есть оружие массового поражения, но и тем, что отсутствие демократии на Ближнем Востоке является ключевой причиной, по которой регион стал рассадником терроризма.

Так что Вулфовиц был противоречивой фигурой и в преддверии войны. С тех пор он еще больше укрепился в этом качестве. В конце 2003 года он подписал меморандум, запрещающий Пентагону выдавать контракты на восстановление Ирака странам, которые возражали против войны (Франция, Россия и Германия). Более того, его довоенные прогнозы, какие средства понадобятся на войну и сколько солдат потребуется, оказались чрезмерно оптимистичными, как и его предсказание, что иракцы будут рады приветствовать силы коалиции как освободителей.

В качестве главы Всемирного банка Вульфовиц - если Европа одобрит его кандидатуру - будет иметь дело не с войсками и теориями сдерживания, а скорее с вопросом, как воспользоваться "мягкой силой" Америки, чтобы покончить с бедностью. Два известных экономиста, специализирующиеся на проблемах развивающихся стран, Джеффри Сакс и Джозеф Штиглиц уже выразили свое огорчение в связи с его назначением.

Однако недостаток у Вулфовица опыта в отношении развивающихся стран не обязательно означает, что он неподходящая кандидатура, полагает The Economist. После того как Вулфовицу пришлось работать при Дональде Рамсфельде во время противоречивой "армейской перестройки", некоторые скажут, что он справится с радикальным переустройством любой структуры, которая в этом нуждается.

Всемирный банк за последнее десятилетие не раз сталкивался с обвинениями, что его программы мало способствуют достижению основной цели: помогать развивающимся странам выбираться из бедности. Многие отмечают, что финансовая помощь приносит мало пользы, если страна-получатель не является воплощением безупречной политической и экономической модели, а это редко встречается среди развивающихся стран. Кроме того, по мнению ряда наблюдателей, банк не особенно утруждает себя, предпочитая громкие масштабные акции кропотливой, вдумчивой работе, способствующей снижению уровня бедности.

Джеймс Вулфенсон, возглавляющий банк в настоящее время, старался лучше распределять фонды в период своего правления. Сейчас больше денег поступает странам с "правильной" политикой. И сейчас больше внимания уделяется борьбе с нищетой, чем строительству дамб и сверхскоростных шоссе, которые никуда не ведут. Но банк все еще выдает кредиты относительно благополучным странам, которые в них явно не нуждаются, и таким бедным странам, которые не смогут ими воспользоваться, потому что их правительства разворовывают средства.

Вулфовиц, без сомнения, продемонстрировал, что может справиться с ролью неоднозначного политика и что он в состоянии высказывать смелые взгляды и проводить их на практике. Однако некоторые опасаются, что его желание проталкивать демократию не вполне соответствует миссии банка. Его вера в силу политической свободы отразится на его взглядах на экономическое развитие. Но хорошо ли это для банка, чья задача - способствовать благосостоянию в мире? Отношения между демократическими реформами и снижением уровня бедности не так просты. Ведь, в конце концов, наибольшего успеха в преодолении бедности на памяти нынешнего поколения достиг коммунистический Китай.