Американский инвестор, основатель Baring Vostok Майкл Калви не хочет привлекать консульство США к активному участию в его уголовном деле
 
Американский инвестор, основатель Baring Vostok Майкл Калви не хочет привлекать консульство США к активному участию в его уголовном деле
АГН Москва / Ведяшкин Сергей

Американский инвестор, основатель Baring Vostok Майкл Калви не хочет привлекать консульство США к активному участию в его уголовном деле, так как не считает его политическим. Об этом рассказал "Интерфаксу" ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Иван Мельников, посетивший Калви в СИЗО.

"Он сказал, что к нему приходят представители консульства, но он их просил ничего не предпринимать, потому что не хочет политизировать свое дело", - сказал Мельников. По этой же причине Калви попросил американских дипломатов не навещать его часто в следственном изоляторе, одновременно выразив благодарность всем, кто его поддерживает, и особенно российскому бизнес-омбудсмену Борису Титову.

Ответственный секретарь ОНК также отметил, что следователь на протяжении месяца так и не дал Калви и его партнеру Baring Vostok французу Филиппу Дельпалю разрешения на звонки родственникам.

"Звонки допускаются только с письменного разрешения следователя и, если его нет, то нет и звонков. За все это время они ни разу не смогли поговорить ни с женами, ни с детьми, ни с родителями. Я считаю, что это неправильно, так как следователи зачастую таким образом оказывают давление на обвиняемых. К сожалению, это системная проблема, которая требует законодательного разрешения", - сказал Мельников. По его словам, Калви и Дельпаль также пожаловались, что к ним не приходят письма от родственников, которые, как утверждают их адвокаты, пишут им почти каждый день.

"Руководство СИЗО говорит, что никаких писем к ним не приходило. Но кроме этого, по словам заключенных, более полутора месяцев им также была недоступна и электронная переписка, так как цензор был в отпуске. Сейчас, по словам администрации, он уже вышел на работу, но, конечно, это не дело, когда целый следственный изолятор остается без связи из-за отпуска одного человека. В этой связи мы надеемся, что ФСИН РФ примет соответствующие меры", - сказал Мельников.

Калви также посетила в СИЗО член ОНК, журналистка "Московского комсомольца" Ева Меркачева. Предприниматель рассказал ей в интервью, что считает несправедливым свой арест.

"Я любил Россию и столько всего делал для нее. Я организовал столько компаний! И я, разумеется, никогда не думал никого обманывать. Я до сих пор люблю Россию и, если буду на воле, продолжу инвестировать в нее", - заявил Калви. Он также рассказал, что чувствует себя хорошо, раз в неделю ходит в спортзал, а также учит слова из тюремного лексикона и читает книги на английском языке.

Партнер Калви Филипп Дельпаль настроен отнюдь не так благодушно: "Я в шоке от своего ареста. Так просто - взяли и бросили в камеру. Я никогда ничего противозаконного не совершал ни здесь, ни у себя на родине". Он потребовал русско-французский словарь и учебники по русскому языку: сам он почти не говорит по-русски и знает только английский.

"Но самое главное - это письма. Почему мои близкие не могут мне писать сюда? Почему я не могу отправлять им свои сообщения? Маме 74, папе 75, они коренные французы, кроме французского языка, никакой другой не понимают. Почему я не могу получить то, что они написали мне на французском?" - возмутился француз. Он также отметил, что адвокат не может оставить ему ни одного документа по делу, так как это запрещено правилами СИЗО.

Накануне стало известно, что защитой Калви займется бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры". Юрфирма однокурсника Путина Николая Егорова считается близкой к Кремлю, много работает по госконтрактам и в прошлом выполняла сложные и деликатные задания. Она, например, организовывала экстрадицию в Россию из Катара обвиняемых в убийстве экс-лидера чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева, представляла интересы России в Международном суде ООН по делу о вооруженном конфликте с Грузией в 2008 году, а сейчас представляет РФ в налоговом споре на 1 млрд долларов против американской нефтяной компании ExxonMobil. Новость о появлении в деле этой фирмы обычно воспринимается как повышение шансов клиента на благоприятный исход дела, отмечает The Bell.

Дело Baring Vostok

Майкла Калви, задержанного 15 февраля и арестованного до 13 апреля, обвиняют в незаконном завышении стоимости акций люксембургской компании International Financial Technology Group (IFTG), которая принадлежит подконтрольной ему компании "Первое коллекторское бюро" (ПКБ). Сделку последнего с банком "Восточный" организовало собрание директоров Baring Vostok. По версии следствия, на собрании Калви и его коллеги заявили, что стоимость активов IFTG составляет 3 млрд рублей, в то время как, по данным ФСБ, их максимальная стоимость - 600 тысяч рублей.

Помимо Калви фигурантами уголовного дела являются еще пять человек: партнер инвестиционного фонда Baring Vostok, гражданин Франции Филипп Дельпаль, сотрудники Baring Vostok Ваган Абгарян и Иван Зюзин, гендиректор "Первого коллекторского бюро" (ПКБ) Максим Владимиров, а также советник главы правления ПАО "Норвик Банк", экс-глава правления банка "Восточный" Алексей Кордичев. Все пятеро арестованы 15 февраля.

Майклу Калви вменяется ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение). Сам Калви заявил суду, что стал жертвой оговора со стороны миноритария банка "Восточный" Шерзода Юсупова из-за корпоративного спора, ведущегося в Лондоне между Baring Vostok и совладельцами банка "Восточный".

В защиту предпринимателя ранее выступили глава "Сбербанка" Герман Греф, бизнес-омбудсмен Борис Титов, гендиректор Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев, председатель Российского совета фондов прямых инвестиций Анатолий Чубайс, основатель инвесткомпании "Русские фонды" Сергей Васильев, глава "Яндекса" Аркадий Волож. 25 февраля участники инвестиционного фонда Baring Vostok в открытом письме попросили президента России Владимира Путина взять под личный контроль уголовное дело в отношении основателя фонда Майкла Калви и других сотрудников Baring Vostok.