Financial Times: банковская сфера остается самым слабым звеном российской экономики
 
Financial Times: банковская сфера остается самым слабым звеном российской экономики
Архив NEWSru.com

Спустя пять лет после дефолта 1998 года банковский сектор остается самым слабым звеном российской экономики. Уровень доверия к системе низок, а перевод капитала из одной сферы в другую до сих пор не развит, считает Financial Times, статью которой публикует InoPressa.

"В России 1,3 тыс. банков, но нет почти никакой банковской системы, кооперация между банками находится на низком уровне", - говорит Ричард Хейнсворт, банковский аналитик "Ренессанс Капитал".

В то время как крупные компании, связанные с природными ресурсами, используют нераспределенную прибыль для финансирования дальнейшей экспансии, мелкие и средние компании бьются за кредиты. Это привело к дальнейшей концентрации активов и капитала в руках нескольких крупных промышленных империй.

"Двигателем российского экономического роста являются экспортные прибыли компаний, связанных с природными ресурсами, а не банковские кредиты. Но отсутствие крупной и эффективной банковской системы становится фактором, тормозящим дальнейший экономический рост в стране", - говорит заместитель директора Центробанка РФ Андрей Козлов.

До недавнего времени немногие российские банки брали вклады у семей и компаний и давали ссуды другим семьям и компаниям. "Российские банки не были настоящими банками. Они были карманами промышленных групп, которые обслуживали узкие интересы их владельцев", - говорит Наталья Орлова, старший банковский аналитик Альфа-банка.

После кризиса 1998 года многие магнаты пожертвовали своими банками ради спасения промышленных активов. Мало кто был готов заложить активы ради спасения банка.

Непосредственно после кризиса многие банки делали деньги, инвестируя в российские международные облигации, приносившие более 40% годовых. Но когда доходы по ним упали до однозначных цифр, а экономика и реальные прибыли начали расти, увеличилась привлекательность кредитования компаний и частных лиц.

С июня 1999 года семейные вклады выросли с 10 до 32 млрд долл. Значительная часть этих средств пошла на кредиты для частного сектора, где за тот же период сумма займов увеличилась с 16 до 74 млрд долл. В прошлом году сумма индивидуальных вкладов увеличилась на 50 процентов, но семейные вклады пока составляют лишь 9 процентов ВВП.

Хотя некоторые банки по-прежнему обслуживают интересы одной компании, другие пытаются развивать розничную сеть. Зарубежные банки также рассчитывают на рост спроса на банковские услуги.

Однако на розничном рынке по-прежнему удерживает лидерство Сбербанк. Ему предоставлены государственные гарантии вкладов, он имеет 20 тыс. отделений, оставшихся с советских времен, и держит две трети всех розничных вкладов. У второй крупнейшей сети лишь 280 отделений.

Тема либерализации банковской системы постоянно присутствует на переговорах России с другими организациями, включая Международный валютный фонд и Европейский банк реконструкции и развития, которые подталкивают Россию к расформированию или продаже Сбербанка. Но реформаторы, назначенные президентом Путиным руководить центральным банком, которому принадлежит 61% Сбербанка, утверждают, что это опасно, пишет FT.

"Если мы его расформируем, мы просто потеряем крупнейший банк страны, единственный, который может давать кредиты российской промышленности", - говорит Козлов, отвечающий за банковскую реформу. По его мнению, продажа Сбербанка еще опаснее, учитывая то, что в экономике доминируют олигархи. "Сбербанк является монополией, и пока он в руках государства, мы можем контролировать его деятельность. Но если он попадет в руки олигархов, они выдоят из него все, что возможно", - считает Козлов.

Он полагает, что единственным способом реформировать отрасль является страхование вкладов, которое увеличило бы общественное доверие и помогло банкам привлечь индивидуальных вкладчиков.

Но, как отмечает британская газета, признаков банковской реформы пока не наблюдается, главным образом, из-за лоббирования со стороны российских банков. Введение страхования вкладов дало бы Центробанку возможность изучать риски и активы каждого банка прежде чем одобрить его деятельность.