Российские нефтяники признали, что западные санкции серьезно ударят по отрасли
 
Российские нефтяники признали, что западные санкции серьезно ударят по отрасли
Архив NEWSru.com

Российские нефтекомпании признали, что введенные США и ЕС санкции заметно скажутся на развитии добычи в РФ. Россия, как выяснилось, серьезно зависит от поставщиков из США, ЕС и Японии в части поставок и сервисного обслуживания оборудования для добычи, телемеханики, автоматизации, связи, геофизики и сейсмических работ.

Так, четверть объема углеводородов извлекается при помощи методики гидроразрыва пласта, вместе с тем практически все агрегаты для этой технологии поставляются из США

Первой из крупнейших нефтекомпаний РФ, объявившей о последствиях ужесточающихся санкций Запада, оказался "Лукойл", пишет газета "Коммерсант". Глава компании Вагит Алекперов во время встречи премьер-министра РФ Дмитрия Медведева с представителями крупного бизнеса в пятницу в Сочи констатировал, что, хотя против "Лукойла" введены только технологические, а не финансовые санкции, зарубежные рынки капитала закрыты.

"Мы не рассчитываем, что получим какие-то деньги, особенно на среднесрочный период, надо рассчитывать только на собственные средства", - сказал он. Ранее "Лукойл" уже сообщал о намерении сократить инвестпрограмму на 2015 год на 2 млрд долларов, сверстав ее без учета займов, напоминает издание.

Технологические санкции США и ЕС на "Лукойл" повлияют меньше: по словам Вагита Алекперова, ограничения на технологии для работ на глубинах более 150 м не затронут мелководные проекты на Каспии. Однако, предупредил Алекперов, российским нефтяникам следует привыкать к отсутствию внешних займов и западных технологий.

Самым уязвимым местом российской нефтяной отрасли, по мнению Алекперова, является использование американской технологии гидроразрыва пласта. Формально поставка в РФ этого оборудования не запрещена санкциями, если оно предназначено для работы на традиционных залежах, но, по мнению главы "Лукойла", санкции могут быть расширены и "надо сегодня прилагать массу усилий, чтобы преодолеть сложности, если эти ограничения будут".

Алекперов отметил, что промышленность РФ способна освоить выпуск нужного оборудования, но "необходимы колоссальные средства", которых нет ни у машиностроителей, ни у нефтяников.

Критичным отказ западных партнеров станет, по мнению авторов статьи, скорее всего, для "Роснефти". Гендиректор компании Александр Дюков в субботу в интервью "России 24″ заявил, что "три-четыре партнера" приостанавливают сотрудничество. По его словам, для бизнеса "Газпром нефти" это не критично, но потребуется время на поиск новых партнеров.

В пятницу ExxonMobil, владеющая 33,3% в СП с госкомпанией по разработке трех Восточно-Приновоземельских участков и начавшая бурение скважины на "Университетской-1″, сообщила, что Минфин США "выдал лицензию ExxonMobil и вовлеченным в работу американским поставщикам и гражданам, чтобы обеспечить безопасное и ответственное сворачивание операций, связанных с эксплуатацией скважины".

По словам вице-президента "Роснефти" Ларисы Каланды, компания удовлетворена этим решением. Однако для дальнейшей работы ExxonMobil потребуются новые разрешения. По данным газеты, работы на "Университетской" завершатся к середине октября, а как будет развиваться ситуация дальше, неясно.

У "Лукойла" есть СП с Total по разработке трудноизвлекаемой нефти баженовской свиты (вопрос о том, считают ли власти США эту свиту сланцем, не закрыт). Вагит Алекперов сообщил, что юристы компании оценивают возможное влияние санкций на СП.

"Газпром нефти" также придется искать новых поставщиков оборудования для работы на шельфе.

Санкции "третьей волны" против РФ были введены 12 сентября 2014 года, причем американские ограничения оказались гораздо жестче, отмечает РБК. Нефтяным и газовым компаниям из РФ ограничили не только доступ к финансовым ресурсам, но и технологиям, и оборудованию для работы в Арктике, для глубоководного бурения и добычи сланцевой нефти. Кроме того, из официальных документов о санкциях следует, что ограничения на оказание сервисных услуг не должны коснуться уже действующих контрактов, но юридически определить, что является таковым, не всегда возможно.