Сначала Анкетиль подумывал о суррогатной матери, но потом он и его жена Жанин пришли к странной идее: чтобы все осталось в семье, они убедили тем временем подросшую дочь Анни, чтобы она родила ребенка от Жака. Результатом их плодотворных усилий стала Софи
 
Сначала Анкетиль подумывал о суррогатной матери, но потом он и его жена Жанин пришли к странной идее: чтобы все осталось в семье, они убедили тем временем подросшую дочь Анни, чтобы она родила ребенка от Жака. Результатом их плодотворных усилий стала Софи
Amazon.com

Пятикратный победитель "Тур де Франс" в 1957-1964 годы Жак Анкетиль, имевший на своем счету в общей сложности около 200 побед, был женат на разведенной женщине. От первого брака у нее были сын и дочь, но после перенесенной операции она больше не могла иметь детей. Однако "мэтр Жак", как его почтительно называли в пелатоне, непременно хотел иметь наследника, у которого в жилах текла бы "его собственная кровь", сообщает "Инопресса" со ссылкой на популярный немецкий информационно-аналитический еженедельник Der Spiegel.

Сначала он подумывал о суррогатной матери, но потом он и его жена Жанин пришли к странной идее: чтобы все осталось в семье, они убедили тем временем подросшую дочь Анни, чтобы она родила ребенка от Жака. Результатом их плодотворных усилий стала Софи.

С тех пор Анкетиль, который уйдя на покой, поселился в своей родной Нормандии в огромном поместье площадью в 700 гектаров, жил фактически как "султан" в двойном браке со своей женой и своей же падчерицей. "Часто его ночь начиналась в постели с одной, а заканчивалась в постели с другой", - рассказывает Софи. Но этого ему было мало: после того, как его пасынок женился, секс-гигант положил глаз на его жену, которая приходилась ему невесткой, - и незадолго до его смерти в 1987 году у них родился сын.

"Он был просвещенным и харизматичным деспотом, который смотрел на свою семью как на личную собственность", - рассказывает Софи в своих мемуарах, вышедших под названием "Pour l'amour de Jacques" ("Из любви к Жаку"). Но зла на него она не держит: "У меня было чувство, что у меня две матери, и мой отец всех нас очень любит".