Шевченко: Я не шпион Абрамовича
 
Шевченко: Я не шпион Абрамовича
BBC Sport

Украинский футболист Андрей Шевченко, обошедшийся лондонскому "Челси" в 30 миллионов фунтов стерлингов, отверг появившиеся в британской печати обвинения в том, что он "шпионит" в раздевалке на владельца команды Романа Абрамовича.

Шевченко начал контрнаступление после того, как в последние недели на него обрушился поток критики, и заявил, что из него сделали "козла отпущения" во всех проблемах "Челси" как на поле, так и вне него.

"Я стал в "Челси" "козлом отпущения" за дела, к которым не имею никакого отношения", - заявил 30-летний нападающий в интервью газете Times. В местных СМИ украинского легионера называют "несостоявшейся надеждой", в частности, потому, что в 20 матчах он сумел забить всего три мяча; обвиняют в том, что в силу особых отношений с Абрамовичем он дестабилизирует обстановку в клубе, подрывая позиции главного тренера португальца Жозе Моуринью.

Как отмечает The Independent, разочарование Шевченко малым количеством забитых им голов усилилось его недовольством ходящими вокруг команды слухами о том, что его дружба с владельцем клуба Романом Абрамовичем привела к ссоре с тренером, Жозе Моуринью. Украинский нападающий заявил, что останется в "Челси" несмотря на сложное начало его жизни в премьер-лиге.

"Мой контракт рассчитан на четыре года, - цитирует Шевченко официальный сайт "Челси". - Теперь я здесь, и здесь я останусь. Я продолжаю много работать над тем, чтобы вписаться в команду, меня атакуют со всех сторон, однако я намерен продолжать свою работу. Я буду стоек - я не трус. Я просто хочу держаться подальше от политики".

Бывший форвард "Милана" сказал, что глубоко задет предположениями о том, что он действует как глаза и уши Абрамовича. "Эти слухи - ложь, - сказал он. - Они оскорбительны как для меня, так и для моей семьи. Я футболист, я не политикан. Люди переходят допустимые границы, когда говорят такое обо мне".

"Многое из того, что написано о моих взаимоотношениях с Абрамовичем, крайне преувеличено. У него со мной такие же отношения, как и с каждым игроком. Он президент, я - игрок, и это профессионально. Иногда я вижу его в раздевалке или на тренировках. Мы перебрасываемся парой слов, но это в порядке вещей, потому что мы оба говорим по-русски. Может, мне не следует говорить по-русски. Возможно, это порождает у людей неправильные представления".