Фанаты "Челси" скоро могут спросить, когда Абрамович действительно раскошелится
 
Фанаты "Челси" скоро могут спросить, когда Абрамович действительно раскошелится
Архив NEWSru.com

Вот неожиданный вопрос, который тележурналист может задать футбольному фанату: знаете ли вы, откуда берутся деньги? Спросите об этом на матче с участием одного из борющихся за выживание клубов низших лиг, и, скорее всего, вы получите по голове той самой кружкой, в которую собирают деньги на его спасение.

Таково влияние Романа Абрамовича на английский футбол, утверждает Inopressa со ссылкой на Daily Telegraph. До его появления на сцене в 2002 году деньги в футбол не приходили. Журналисты, задававшие вопросы о финансировании клубов, неизбежно пытались найти краденые деньги или те, что нажиты на спекуляциях, их не интересовали источники инвестиций. Но потом появился россиянин с чемоданами наличных, преобразивший "Челси", скупая футболистов, и давший возможность журналисту BBC-2 Джону Суини объехать полмира в попытках узнать, как сибирский сирота нажил состояние, которое больше, чем у Креза, Рокфеллера и Грэхема Нортона вместе взятых.

До 40-минутной передачи Суини, вышедшей в эфир в четверг вечером, мы знали о деньгах Абрамовича три вещи. Во-первых, у него их невероятное количество. Только дивиденды его нефтяной компании "Сибнефть" в прошлом году принесли ему 1 млрд долларов. Суини поместил эту сумму в контекст, понятный простому футбольному фанату: Абрамович зарабатывает в неделю больше, чем Дэвид Бэкхем в год. Добавьте сюда проценты с капитала и доходы от алюминиевых активов, и мы легко можем предположить, что за час он кладет в карман больше, чем многие из нас за всю жизнь. К перерыву на кофе незадолго до полудня он заработает достаточно, чтобы купить "Тоттенхэм". На этом фоне 350 млн фунтов, вложенных им в "Челси", выглядят пустяком. Болельщики "Челси", обладающие чувством юмора, вполне могут спросить, когда же он по-настоящему раскошелится.

Здесь вспоминается вторая вещь, которую мы знаем о его деньгах: мало кто из фанатов "Челси" терзается нравственными сомнениями по поводу их происхождения.

Конечно, Тони Бэнкс издал несколько возгласов в первые дни после покупки, но в целом "синие" наслаждаются свалившимся на них богатством и иногда подтрунивают над бедностью соперников, подбирающих крошки с их стола. Кроме того, когда их хозяином был Кен Бейтс, они привыкли к тому, что их клуб принадлежит византийской мозаике офшорных компаний, которые обычный болельщик может контролировать настолько же, насколько граждане Зимбабве могут контролировать свое правительство. Суини не удалось найти ни одного голоса, высказывающегося против такого самодовольства.

"Откуда берутся деньги?" – спросил он у одного из фанатов. "Давай не будем задавать таких вопросов, а?" – ответил тот с видом заговорщика.

И третья вещь о деньгах Абрамовича: чтобы точно выяснить, насколько он богат, 40-минутной передачи недостаточно. Для начала, Абрамович, не любящий публичности, не говорит об этом никому и уж тем более не скажет журналистам. Два уважаемых журналиста, Доминик Мидгли и Крис Хитчинс копались в этом больше года, собирая материал для недавно вышедшей книги, и выяснили, что слухи о наркотиках и торговле оружием не имеют под собой оснований. Скорее, Абрамович обладает исключительно ценным личным достоинством: везением. Он сумел оказаться в нужном месте в нужное время, и, когда Борис Ельцин лихорадочно занимался распродажей государственных активов, чтобы финансировать свое переизбрание, он на достаточно благоприятных условиях заключил сделку, в мгновение ока сделавшую его миллиардером.

Такова точка зрения, которой придерживался Суини в своей передаче. Он сообщил, что нефтяная компания, которую Абрамович купил за 150 млн долларов, теперь стоит 15 млрд. Впрочем, Суини не ответил на вопрос, откуда у простого россиянина взялись 150 млн долларов и доступ к президенту.

"Это было время, когда многие использовали новые возможности бизнеса в новой России", – сказал он. Оно, конечно, так, но только Абрамович сумел выложить 150 млн долларов. Ближе всего Суини подобрался к Абрамовичу, взяв интервью у директора его службы по связям с общественностью Джона Манна. Задача Манна состоит не в том, чтобы торговать биографией своего клиента на Флит-стрит. Он должен носить каску, стоять на морозе на сибирском месторождении и рассказывать журналисту, что его клиент это работящий филантроп, главная цель которого – улучшить жизнь людей.

В прошлом году в своей рецензии на книгу Мидгли и Хатчинса я высказал предположение, что Абрамович разбогател на перепродаже ценных бумаг, покупая нечто ниже его стоимости и сидя на нем. Он не предпринял ничего, чтобы увеличить ценность и эффективность своих активов. Манн тут же вступил в контакт и заявил, что Абрамович значительно улучшил "Сибнефть", поэтому она теперь и стоит больше.

Странно было видеть, как он говорит со Суини и уподобляет увеличение стоимости компании покупке квартиры в Москве, когда жилье дешево, и ожиданию бума, когда цены растут. Иными словами, ему не пришлось ничего делать, все произошло само собой.

Учтите, никто не утверждает, что Абрамович палец о палец не ударил, чтобы улучшить управление таким активом, как "Челси". Привлечение Хосе Муриньо было не менее важным шагом, чем денежное вливание. Но, если обсуждаемая сделка с Adidas является показателем финансовой стратегии клуба, можно предположить, что в один прекрасный день Абрамович перестанет субсидировать "Челси" и начнет получать дивиденды.

Маловероятно, что бизнес такого рода принесет утешение миллионам россиян, которые видят разграбление своей страны. Суини упустил из виду одну цифру: после распада СССР, притом что Москву заполонили кафе McDonald's и салоны по продаже "Мерседесов", западные инвестиции в России составляют меньше одной седьмой капитала, который движется в противоположном направлении. Значительная часть этих денег оказалась в "Челси". И одна эта цифра является поводом к размышлению для всех нас.