Иностранная пресса в четверг комментирует состоявшуюся накануне встречу президентов России и США. The Washington Post характеризует первую встречу Дмитрия Медведева и Барака Обамы как бездушную, подчеркивая ее чисто прагматический характер
 
Иностранная пресса в четверг комментирует состоявшуюся накануне встречу президентов России и США. The Washington Post характеризует первую встречу Дмитрия Медведева и Барака Обамы как бездушную, подчеркивая ее чисто прагматический характер
Reuters

Иностранная пресса в четверг комментирует состоявшуюся накануне встречу президентов России и США. The Washington Post характеризует первую встречу Дмитрия Медведева и Барака Обамы как бездушную, подчеркивая ее чисто прагматический характер, пишет Inopressa.ru.

Приветствуя решение форсировать подготовку нового договора о ядерных вооружениях, издание одновременно напоминает, что в Москве всего за несколько часов до встречи президентов был жестоко избит видный правозащитник Лев Пономарев. "Это очередное наглое и безнаказанное нападение на противников режима", - негодует газета.

- СНВ: справка

"Медведев и Путин воображают, что российско-американские отношения - это стержень решения мировых проблем, хотя в действительности Москве явно недостает экономической, военной и дипломатической мощи", - отмечает издание.

Между тем Обама, по словам его помощников, без обиняков озвучил основные тревоги США относительно России, упомянув, в том числе, о нападении на Пономарева. Американскому президенту следует разъяснить Кремлю, что сотрудничество в ряде сфер ни в коей мере не означает согласия с российским авторитаризмом или неоимпериализмом, подчеркивает издание.

Газета The Washington Times больше внимания уделяет непосредственно Договору о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ).

"Какую стратегию контроля над вооружениями следует выбрать, чтобы предотвратить ядерный Армагеддон, одновременно гарантируя безопасность? - вопрошает экс-заместитель госсекретаря США Ким Холмс на страницах The Washington Times.

"Сокращение вооружений не должно быть самоцелью: главное - это повысить безопасность в мире", - отмечает он, призывая перейти к стратегическим силам оборонительного типа. По мнению Холмса, договоренности о контроле над вооружениями должны поощрять обе стороны к сокращению количества ракет и соглашению о том, чтобы оставшиеся ракеты не были нацелены на густонаселенные города. Со временем Америка и Россия будут совместно размещать и контролировать средства стратегической обороны, надеется он, пишет Inopressa.ru со ссылкой на Washington Times.

Аналитик Бейкер Спринг и эксперт по российской политике контроля вооружений Андрей Шумихин советуют, во-первых, приступать к переговорам о новом соглашении без спешки - только после того, как истечет срок СНВ-1. Впрочем, Обама уже объявил, что основные положения нового договора будут подготовлены к концу июля, отмечает издание.

Во-вторых, они рекомендуют совместно сформулировать протокол верификации и прозрачности для Договора о СНП, так как все это время для него используются протоколы СНВ-1, не соответствующие его нуждам. В-третьих, США должны предложить России проект совместной декларации о стратегии защиты и обороны, которая послужит основой для дальнейших переговоров о переходе к стратегическим силам оборонительного типа.

Нужно отойти от стратегии "паритета страха", характерной для холодной войны, резюмирует газета, предлагая заключить нечто типа Договора о СНП-2, а также договориться о сотрудничестве в области стратегической обороны от ОМП, ракет и бомб.

The Times считает, что достигнутая президентом Обамой и Медведевым договоренность начать переговоры по сокращению ядерных арсеналов обеих стран означает начало новой эры сотрудничества. Если планы будут реализованы, то мир станет значительно ближе к избавлению от этого смертоносного оружия. Впервые речь идет о сокращении до 1500, а возможно, и до 1000 боеголовок. На пике "холодной войны", напоминает издание, таковых у каждой сверхдержавы было порядка 30 тысяч, пишет Inopressa.ru.

"Никто не удивится, если число будет сокращено до 1000 в новом договоре по СНВ", - заявил один из сотрудников администрации Обамы The Times. Еще раньше президент Обама назвал эту задачу одним из приоритетов своего президентства.

В то же время специалисты по нераспространению утверждают, что такое значительное сокращение арсеналов Россией и США фактически вынудит другие страны вроде Британии, имеющей сейчас 160 боеголовок, предпринять аналогичные меры.

Впервые, как утверждают эксперты, перспектива безъядерного мира превращается из досужей фантазии в реальность. Вопрос теперь упирается в действия КНДР и амбиции Ирана.

Спешка объясняется еще и тем, что договор СНВ-I от 1991 года, сокративший арсеналы с 10 до 5 тысяч, истекает в декабре этого года. И вместо пролонгации речь идет о подписании принципиального нового соглашения. Вероятно, эта тема станет ключевой во время визита Барака Обамы в Москву, запланированного на июль. Кроме того, важен экономический аспект. Издание отмечает, что сейчас США ежегодно тратят 52 млрд долларов на поддержание своего арсенала в боеспособном состоянии.

Издание напоминает и об истории переговорного процесса в советско-американских отношениях. Так, до прихода Горбачева в договорах ОСВ речь шла не о сокращении арсеналов, а об ограничении их роста.

СНВ: справка

СНВ-1 - Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений - был подписан 31 июля 1991 года. Он вступил в силу 5 декабря 1994 года, однако его действие закончится 5 декабря 2009 года.

Согласно договору, каждая из сторон обязалась в течение 7 лет сократить число своих ядерных боезарядов до 6 тыс. единиц, а стратегические носители ядерного оружия - до 1600 единиц. В декабре 2001 года Москва и Вашингтон заявили о выполнении этих обязательств.

В 1993 году Россия и США подписали новый договор СНВ-2, предусматривающий существенное сокращение межконтинентальных баллистических ракет и ядерных боеголовок. В 2002 году Россия вышла из него в ответ на отказ администрации Джорджа Буша от договора 1972 года, который запрещал создание противоракетных систем.

В июне 2006 года президент РФ Владимир Путин предложил начать переговоры по замене СНВ-1. 16 июля того же года президенты РФ и США дали поручение и подготовить соответствующие предложения.

Администрация Джорджа Буша, однако, долго критиковала идею заключения юридически обязывающего соглашения, предлагая не договариваться о механизме контроля. Россия настаивала на том, чтобы в новом соглашении содержался механизм проверки, аналогичный прописанному в СНВ-1. В марте 2008 года США сняли возражения.

Некоторые разногласия сохраняются до сих пор. США по-прежнему предлагают договариваться лишь о тех ракетах и бомбардировщиках, которые оснащены ядерными боезарядами. Таким образом, из-под контроля предлагается вывести носители, ядерные боеголовки с которых сняты. Россия видит в этом возможность для обхода ограничений и скрытого наращивания потенциала СНВ.

Если новый договор не будет подписан, то после декабря 2009 года США смогут увеличить свой стратегический потенциал до 3000 ядерных боеголовок, которые они складировали после подписания СНВ-1. По мнению РФ, этот "возвратный потенциал" может быть быстро переоборудован в стратегические ядерные силы. Договор должен зафиксировать более низкие, контролируемые уровни стратегических носителей и размещенных на них боезарядов.

США и Россия также расходятся в вопросе о размещении СНВ. Американская сторона отказывается подтверждать обязательство не размещать стратегические вооружения за пределами своей территории.

Кроме того, по мнению России, сокращение наступательных потенциалов должно сопровождаться гарантией, что не будут совершенствоваться оборонительные системы, прежде всего ПРО.