Урегулирование конфликта Молдавии и самопровозглашенной Приднестровской республики после многих лет противостояния сдвинулось с мертвой точки.
 
Урегулирование конфликта Молдавии и самопровозглашенной Приднестровской республики после многих лет противостояния сдвинулось с мертвой точки.
НТВ

Урегулирование конфликта Молдавии и самопровозглашенной Приднестровской республики после многих лет противостояния сдвинулось с мертвой точки. Об этом пишет в редакционной статье авторитетный английский еженедельник The Economist. Анализируя последние шаги Кишинева и Тирасполя, деловое издание приходит к выводу, что у "замороженного конфликта" истекает срок годности, однако без воли Москвы примирение сомнительно.

Раскол Молдавии - это, безусловно, анахронизм. Определенно это земля, которая для большей части внешнего мира практически не существует - о ней вспоминают очень редко. В отличие от Грузии, где имеют место два сходных "замороженных конфликта", начавшиеся в период распада СССР, Молдавия в стратегическом отношении ценна лишь тем, что по ней протекает река Днестр. Грузия, напротив, – лучшая (и, по сути, единственная) надежда Запада на подрыв монополии Кремля на трубопроводы.

Много лет переговоры с сепаратистскими властями Приднестровья, где для большинства населения родные языки - славянские, ничего не давали. Слишком многим выгодна таможенная "черная дыра" в регионе, где большинство государств имеют высокие таможенные пошлины. Официально холодные отношения между правящими элитами Приднестровья, Молдавии, Украины и России на негласном уровне часто являются весьма тесными.

Однако сторонние наблюдатели, отслеживающие конфликт, подмечают признаки подвижек. Наблюдательная миссия ЕС, работающая на украинской границе, несколько осложнила жизнь контрабандистам. Новый таможенный регламент Молдавии стимулирует приднестровских экспортеров регистрироваться у местных властей. Законный и предсказуемый бизнес, возможно, не столь прибылен, как контрабанда, зато меньше нервотрепки. Это подрывает контроль сепаратистских властей.

Подход молдавской стороны также стал меняться, отмечает The Economist. Этим летом президент страны Владимир Воронин в кулуарах намекал на возможность заключения негласного мирного соглашения, которое гарантировало бы сепаратистам представительство в новом правительстве и парламенте страны. Такой план вызвал бурные протесты - как со стороны патриотично настроенных молдаван, считавших уступки слишком большими, так и из-за рубежа, где возникли опасения, что в итоге Кремль получит слишком большое влияние в новом государстве (полный текст на сайте Inopressa.ru).

Враждебная реакция на этот план, вероятно, заверила Воронина, что он все еще может рассчитывать на поддержку Запада, хотя она не всегда была стабильной. По-видимому, сейчас он выкинул из головы все мысли о приватных переговорах с Кремлем по неформальным каналам и начал предпринимать новые дипломатические усилия, стержнем которых является идея разоружения.

Воронин отмечает, что и молдавская, и приднестровская армии "совершенно бесполезны", как сам говорит без обиняков. У Молдавии всего 6500 военнослужащих, у сепаратистов - 10 тысяч, а также кое-какая тяжелая артиллерия, полученная из российского арсенала, который остался в Приднестровье после распада СССР.

Разоружение обеих сторон должно предполагать вывод остающихся в Приднестровье российских "миротворцев" (закавы). На смену им придет подразделение международных наблюдателей. Взамен Воронин сделал властям Приднестровья ряд соблазнительных предложений. В частности, разрешить приднестровским компаниям пользоваться правами экспорта в ЕС, которых добилась для себя Молдавия, а также модернизировать за счет Кишинева транспортную инфраструктуру Приднестровья и получать часть дохода с нее.

Среди других предложений - создание совместной телекомпании под руководством независимых журналистов; предоставление официальной аккредитации Приднестровскому университету, дабы его дипломы имели хоть какое-то международное признание и тому подобное.

Все это было бы хорошо для жителей Приднестровья. Возможно, еще более настойчиво - ведь речь идет о том, чтобы склонить официальных лиц к иной позиции - Воронин говорит, что будет лоббировать в ЕС предложение о снятии запрета на въезд, наложенного на ряд руководителей сепаратистского режима.

Взамен Верховный "совет сепаратистов в Тирасполе", как пишет The Economist, одобрил постановление о снижении налогов на молдавский импорт и отменил "налог на миграцию", который платили те, кто ездил из одной части Молдавии в другую.

"Это лишь шажки, и еще много чего может пойти не так. Но если Кремлю действительно надоел его дорогостоящий марионеточный режим, то путь к компромиссу сейчас выглядит куда более гладким, чем казалось много лет", - заключает еженедельник.