Генерал рассказал, что окончательное решение он принял после консультации с нынешним польским президентом Александром Квасьневским, который также едет на торжества
 
Генерал рассказал, что окончательное решение он принял после консультации с нынешним польским президентом Александром Квасьневским, который также едет на торжества
Архив NEWSru.com

Для многих жителей Восточной Европы 9 Мая символизирует собою прежнюю зависимость от Советского Союза. На торжествах в Москве, посвященных окончанию войны, собирается присутствовать бывший руководитель Польши Войцех Ярузельский. В преддверии визита в Москву он рассказал газете Die Welt о причинах, побудивших его принять приглашение президента Владимира Путина, и об отношении к России (перевод на сайте Inopressa.ru).

По словам 81-летнего генерала, он едет на торжества "как бывший ссыльный и как ветеран". "Как бывший солдат, который воевал в Первой польской армии и в мае 1945 года в должности командира разведывательного подразделения стоял на Эльбе, я имею на это моральное право", - сказал он.

Генерал рассказал, что окончательное решение он принял после консультации с нынешним польским президентом Александром Квасьневским, который также едет на торжества.

Сомнения у Ярузельского были. Польская армия была четвертой по величине в антигитлеровской коалиции. Поляки были единственной нацией, чьи знамена, наряду с советскими, в 1945 году развевались над развалинами Берлина. Однако на памятнике, который откроется в Москве, не изображен польский солдат. Тем не менее, считает Ярузельский, было бы ошибкой остаться в стороне от праздника. Тем более, что российское руководство гарантировало, что во время поездки он сможет посетить Сибирь, куда были депортированы захваченные советскими войсками поляки, в том числе и отец Ярузельского. На его могиле позднее Михаил Горбачев распорядился соорудить крест.

"Мой отец был депортирован туда в 1940 году и умер от истощения уже после того, как его выпустили из лагеря, - рассказал Ярузельский. - Я рад, что Горбачев оказал уважение не только мне - человеку, занимавшему определенный пост, - но всем полякам, которые страдали в Сибири".

Экс-президент Польши недоумевает по поводу непоследовательности Москвы в расследовании факта массового убийства польских офицеров в Катыни. Польская сторона все время поднимает этот вопрос. По словам Ярузельского, он напомнил Горбачеву о Катыни, когда тот вскоре после избрания в 1985 году генсеком КПСС приехал в Варшаву. До Горбачева откровенный разговор о Катыни с советским руководством был невозможен. Горбачеву пришлось преодолевать огромное сопротивление. "Лишь в 1990 году, во время моего визита как президента, Москва признала свою ответственность за это преступление", - рассказал генерал. Позже в Варшаве Ельцин почтил память жертв. А сейчас московская прокуратура прекратила дело о расстреле. Если сказал "A", сказать "Б" уже не так тяжело, считает генерал, которого, по его словам, "более всего заботит то, что Катынь провоцирует возникновение отрицательной атмосферы, которая ухудшает отношения между нашими государствами".

Бывший руководитель Польши Войцех Ярузельский рассказал, что разделяет стремление польского президента Александра Квасьневского услышать от Путина справедливую оценку тому, что произошло после 1945 года в Восточной Европе. Свое двойственное отношение к России генерал сформулировал так: "Советская армия принесла нам зависимость, но спасла нас от уничтожения". Однако генерал признался, что он "реалист" и уже не надеется на признание факта советской оккупации Польши. По его словам, российское общество не готово услышать это.

На вопрос о том, как он пережил 1945 год, Войцех Ярузельский рассказал: "Моя семья родом из Восточной Польши; у нас всегда преобладали антироссийские, а позже антисоветские настроения. В 1940 году нас депортировали в Сибирь, и поэтому до 1944 года я не видел ни одного немца. Я понимаю ту трагедию, которую пережил и немецкий народ. Когда наше подразделение перешло границу Померании, я видел машины беженцев с багажом и одеялами наверху, женщин и стариков. Для них это было трагедией жизни". Берлин, на который перед уходом с Эльбы польским офицерам разрешили посмотреть, произвел на Ярузельского страшное впечатление. Повсюду еще висели белые флаги, по улицам крались люди, одетые в обноски. Были грабежи и изнасилования. "Мы тоже снабжали себя из подвалов, доверху набитых снедью, - рассказал генерал. - В нашем подразделении тоже был случай изнасилования; виновник был строго наказан. Изнасилования - это нечто ужасное. Известно, что массовым это явлением было, прежде всего, со стороны Советской армии".