Financial Times: США и Россия горят желанием сгладить противоречия по Ираку
 
Financial Times: США и Россия горят желанием сгладить противоречия по Ираку
Архив NEWSru.com

США и Россия горят желанием сгладить противоречия по Ираку, пишет сегодня The Financial Times (перевод на сайте Inopressa.ru).

Для проведения первой встречи на высшем уровне с момента раскола, связанного с войной в Ираке, министры иностранных дел России и США вряд ли могли выбрать более символичное место. Игорь Иванов и Колин Пауэлл решили провести переговоры в Брюсселе. Между тем политологи и аналитики гадают, означает ли резкая оппозиция войне со стороны России отход от сближения с США в пользу более близкого альянса с Европой, пишет британское издание.

Газета отмечает, что недавний взаимный обмен колкостями напоминает напряженность в трансатлантических отношениях времен холодной войны. Со стороны США прозвучало осуждение российских военных поставок в Ирак; Россия, в свою очередь, уличила США в том, что над российско-грузинской границей летает американский самолет-шпион, а одна из ракет США чуть не попала в российское посольство в Багдаде. Россия сокрушается по поводу большого количества жертв среди гражданского населения Ирака и выражает опасения по поводу угрозы для древних памятников страны.

Однако, поскольку сильные противоречия возникли у США не только с Россией, но и с ЕС, и поскольку отношения с Россией по-прежнему важны для США, Америка вряд ли может пойти на углубление раскола со своими партнерами по антитеррористической коалиции. Поэтому Брюссельская встреча может ознаменовать формализацию усилий по восстановлению отношений между всеми вовлеченными в кризис странами на более реалистичном уровне по сравнению с "медовым месяцем" антитеррористического альянса.

"Некогда Советский Союз только и мечтал о возникновении разногласий между США и Западной Европой, но сегодня нас гораздо больше волнует то, что отсутствие единства угрожает подорвать международную солидарность, которая возникла после 11 сентября", - отмечает высокопоставленный российский дипломат.

Всего несколько недель назад многие наблюдатели в один голос предсказывали, что президент Владимир Путин будет тщательно скрывать связи России с Ираком, однако не будет предпринимать ничего такого, что могло бы повредить крепким отношениям с США, возникшим после 11 сентября.

Сегодня, после категоричных заявлений российского президента, которые внесли свой вклад в то, что СБ ООН так и не принял вторую - спасительную для США - резолюцию по Ираку в прошлом месяце, и после его критики единоличного решения Соединенных Штатов о начале войны, многим из наблюдателей приходится перекраивать свои аналитические выкладки.

В прошлом поддержка Россией американской операции в Афганистане в 2001 году однозначно послужила на пользу интересам России в ее борьбе с радикализмом в пределах собственных границ. Ситуация в Ираке носит гораздо менее ясный характер. После войны в Персидском заливе в 1991 году Россия сделала ставку на углубление партнерства с Саддамом Хусейном, развивая коммерческие связи с режимом в ожидании отмены санкций.

Аналитики подчеркивают, что в связи с приближающимися парламентскими выборами Путин становится особенно уязвим для критики внутри страны. Он слишком много уступает Соединенным Штатам, но мало получает взамен.

В то время как российские чиновники жалуются на то, что в течение нескольких последних месяцев США считали поддержку России само собой разумеющейся, их коллеги в Вашингтоне утверждают, что у Москвы были нереалистичные ожидания и порой она высказывала противоречащие друг другу идеи.

Тем не менее дипломаты с обеих сторон горят желанием сгладить разногласия, ссылаясь на то, что на карту поставлено много других фундаментальных интересов. Поэтому нельзя допустить, чтобы последние столкновения привели к разрыву отношений. Военные чиновники, например, говорят, что не отменяли двусторонних встреч и встреч Россия - НАТО, которые регулярно проводятся с 1999 года, после конфликта в Косово.

Как считает Михаил Маргелов, глава комитета иностранных дел в Совете Федераций, факт непроведения голосования по второй резолюции ООН в прошлом месяце является "победой российской дипломатии". Решение США и Великобритании отказаться от продвижения идеи голосования позволило Москве осудить США за единоличный подход и в то же время не беспокоиться о том, применять ли ей право вето или нет.

Первые высказывания Путина о возглавляемой США военной операции были резкими. Затем его тон стал более примирительным, он апеллировал к "прагматизму, а не эмоциям" политических лидеров страны, подчеркивая необходимость сотрудничества с США. В среду вечером он заявил, что "по экономическим и политическим причинам" Москва не желает поражения США в этой войне.

Однако брешь между горячими публичными речами и более спокойными официальными уверениями, по всей видимости, сохранится. Хотя народные антивоенные демонстрации в России довольно редки, опросы общественного мнения показывают резкий всплеск антиамериканских настроений.