Ливия полностью избавилась от всех унаследованных от режима Муаммара Каддафи арсеналов химического оружия. Об этом заявил министр иностранных дел и международного сотрудничества страны Мухаммед Абдельазиз
 
Ливия полностью избавилась от всех унаследованных от режима Муаммара Каддафи арсеналов химического оружия. Об этом заявил министр иностранных дел и международного сотрудничества страны Мухаммед Абдельазиз
Global Look Press

Ливия полностью избавилась от всех унаследованных от режима Муаммара Каддафи арсеналов химического оружия. Об этом заявил министр иностранных дел и международного сотрудничества Ливии Мухаммед Абдельазиз, как передает ИТАР-ТАСС.

"Теперь Ливия полностью свободна от пригодного к использованию химоружия, которое может представлять серьезную угрозу безопасности людей и окружающей среды", - приводит слова министра местное информационное агентство Lana.

При этом Абдельазиз выразил уверенность в том, что "это достижение внесет свой вклад в мир и безопасность как на региональном, так и международном уровнях".

В то же время в Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) указали, что Ливия к 26 января уничтожила все находившиеся в ее распоряжении "артиллерийские снаряды и авиационные бомбы, снаряженные ипритом".

"Уничтожение этих боеприпасов проходило в технически сложных условиях, - отметил генеральный директор ОЗХО Ахмет Узюмджю. - Успешное преодоление этих трудностей являлось результатом плодотворного сотрудничества Ливии, нашей организации и ряда других стран".

Ливия присоединилась к Конвенции по запрещению химоружия в январе 2004 года. По данным ливийской стороны, она располагала примерно 25 т иприта, несколькими тысячами боеприпасов, которые могут использоваться с отравляющими веществами, и несколькими промышленными объектами по производству химоружия.

Все неснаряженные боеприпасы были уничтожены к марту 2004 года, после чего начался процесс ликвидации промобъектов. Они были либо разрушены, либо переведены на выпуск продукции мирного назначения.

Уничтожение иприта началось в октябре 2010 года, однако было остановлено в феврале 2011 года, из-за выхода из строя оборудования на объекте в Руваге и начавшейся вскоре после этого гражданской войны.

Возобновить уничтожение химоружия в Руваге в начале 2013 года удалось благодаря значительному объему помощи со стороны Германии, Канады и США. В том же году нейтрализация основных запасов иприта была завершена. Теперь же завершилась ликвидация боеприпасов, снаряженных ипритом.

По классификации ОЗХО этот газ принадлежит к первой, самой опасной категории химических веществ. Уничтожение химикатов второй категории, к которым в основном относятся прекурсоры (компоненты, которые могут быть использованы для создания химоружия), начнется в Ливии по плану чуть позже в этом году и должно завершиться в декабре 2016 года.

Вывоз химоружия из Сирии "пробуксовывает"

Между тем с уничтожением сирийского химоружия не все идет гладко. Срок, к которому Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) должна вывести из Сирии все химические вещества для дальнейшего уничтожения, истекает сегодня. Очевидно, что уложиться в срок не удастся, но к каким последствиям это приведет, пока непонятно.

Амбициозный план, принятый Исполнительным советом организации 15 ноября прошлого года, предусматривал, что все химоружие и его компоненты должны быть вывезены из Сирии до 31 декабря того же года и уничтожены на специально приспособленном под эти цели американском судне Cape Ray.

Однако 18 декабря 2013 года гендиректор ОЗХО Ахмет Узюмджю не исключил возможности задержек, вызванных "ситуацией с безопасностью, логистикой, клиринговыми процедурами для международных перевозок и даже неблагоприятными погодными условиями".

О том, что "вывоз наиболее опасных веществ в срок маловероятен", заявила 28 декабря и совместная миссия ООН и ОЗХО, отвечающая за уничтожение химических арсеналов САР.

Начало этого года не добавило оптимизма. Первая партия опасных химикатов была вывезена из Сирии 7 января, вторая - спустя почти три недели, 27 января. При этом чуть позже выяснилось, что речь идет о менее чем пяти процентах от общего объема веществ, планируемых к вывозу.

Причиной того, что процесс идет так медленно, была названа нестабильность в Сирии, которая препятствует доставке химикатов с объектов по всей стране до порта Латакия.

"Приоритет здесь совершенно оправданно отдается безопасности, а не скорости", - подчеркнул в этой связи заместитель постоянного представителя РФ при ОЗХО Василий Титушкин, описывая сложившуюся ситуацию.

Однако 30 января США обвинили Дамаск в нежелании брать на себя обязательства в отношении конкретных сроков вывоза химоружия.

На это директор Департамента МИД РФ по вопросам безопасности и разоружения Михаил Ульянов заявил, что принятый в ОЗХО план изначально был плохо просчитан.

Нелучше обстоят дела и с менее опасными химическими веществами, которые также подлежат уничтожению. Крайняя дата их вывоза из Сирии истекает сегодня, но этот срок тоже нарушается, поскольку приоритет отдается химоружию. Пока даже непонятно, кто будет уничтожать эти менее опасные химикаты, а вместе с ними и реакционные массы, которые образуются после уничтожения самого химоружия.

ОЗХО предложила коммерческим компаниям принять участие в тендере, объявленном 20 декабря прошлого года. Месяц спустя стало известно, что заявки подали 14 предприятий, в том числе и "Вектор" из России. Компании, которым достанется контракт, должны были назвать 3 февраля, однако этого не произошло.

Официальный представитель ОЗХО Кристиан Шартье заявил, что точную дату оглашения результатов тендера организация "пока сказать не может". "Но я практически уверен, их названия станут известны в течение ближайших двух недель", - добавил он.

Для ликвидации этих химических веществ ОЗХО обозначила 30 июня в качестве крайнего срока, а реакционных масс - 31 декабря.

Эксперты сходятся во мнении, что процесс уничтожения химарсеналов САР серьезно "пробуксовывает", однако никто не спешит с выводами и возлагать на кого-то вину или ответственность. Должностные лица заявляют, что план должен быть выполнен к 30 июня, и теперь этот срок является для них ориентиром.

Во вторник, 4 февраля, руководитель пресс-службы Госдепартамента Джен Псаки подтвердила, что в Вашингтоне обратили внимание на высказывания должностных лиц России о намерении властей в Дамаске ускорить в ближайшее время темпы передачи своего химического оружия на ликвидацию за рубежом.

Псаки выразила надежду на то, что Россия предпримет усилия, чтобы содействовать наверстыванию упущенного в этой сфере. Вместе с тем она признала, что непосредственно такими делами должно заниматься сирийское правительство.

"Доставка химического оружия в порт (Латакия для последующего вывоза) зависит от сирийского режима. Мы видели его комментарии. Посмотрим, что произойдет в следующие пару недель", - отметила глава пресс-службы Госдепартамента.