Сербия стала правопреемницей СиЧ
 
Сербия стала правопреемницей СиЧ
Архив NEWSru.com

Скупщина (парламент) Сербии в понедельник утвердила постановление о принятии Республикой Сербией функций правооприемника государственного сообщества Сербии и Черногории, которое перестало существовать в результате провозглашения Черногории независимости.

В постановлении отмечается, что Сербия является правопреемницей сообщества СиЧ и наследует его международно-правовой статус. За постановление проголосовало 126 депутатов из 250, сообщает РИА "Новости".

МИД Сербии и Черногории переименовывается в министерство иностранных дел Сербии, а послы в зарубежных государствах бывшего сообщества СиЧ будут "переименованы" в послов Сербии и новой аккредитации не последует. Об этом сообщила в понедельник пресс-служба Министерства иностранных дел СиЧ.

Соответственно и все главы иностранных дипломатических ведомств, аккредитованные в Белграде, будут вынуждены представляться отныне как послы своих стран в Сербии. Как подчеркивается в сообщении МИДа, речь идет о чисто технической процедуре, похожей на ту, которая была осуществлена, когда Союзная Республика Югославия была переименована в государственное сообщество Сербии и Черногории - СиЧ.

Последуют ли за Черногорией Косово, Приднестровье и Южная Осетия?

В прошедшие выходные Черногория официально провозгласила независимость, приняв приглашение мира в сообщество наций, и теперь горстка "карликов" требует такой же возможности решить свою судьбу, пишет издание The Christian Science Monitor.

Очередным примером стало Приднестровье - русскоязычный анклав, добившийся фактической независимости в начале 1990-х и объявивший на прошлой неделе, что в сентябре проведет референдум по "черногорской модели" в рамках борьбы за государственность, отмечает американский еженедельник. (Полный текст на сайте InoPressa.ru).

Эксперты опасаются, что многие "замороженные конфликты", в ходе которых та или иная территория получила фактическую независимость военным путем, но не получила международного признания, могут вспыхнуть вновь, когда этнические меньшинства потребуют такого же права на самоопределение, какое мировое сообщество предложило многим территориям, входившим в состав Югославии.

Еще важнее, чем обретение Черногорией государственности, будет признание мировым сообществом стремления к независимости Косово. Эта провинция Сербии была оккупирована НАТО в 1999 году. За переговорами о такой возможности будут напряженно следить другие непризнанные государства. Но, поскольку маленькие, недавно получившие независимость государства вроде Восточного Тимора охвачены этническим насилием, международных наблюдателей тревожат последствия такого шага.

"Если Косово станет независимым, это создаст прецедент для дальнейшей фрагментации мирового порядка и приведет к созданию нежизнеспособных карликовых государств", - предсказывает Дмитрий Суслов, аналитик независимого Совета по внешней и военной политике в Москве.

Россия поддерживает появление промосковских сепаратистских анклавов на постсоветском пространстве как средства давления на непокорных соседей, но пока воздерживается от их официального признания из-за международных запретов на изменение существующих границ, отмечает издание.

Успех референдума о независимости Черногории 21 мая, признанного мировым сообществом, побудил других задуматься о таком же пути. В Хартии ООН упоминаются и право народов на самоопределение, и территориальная целостность государств как основополагающие принципы мирового порядка. Но эти принципы начинают противоречить друг другу, когда сепаратистское меньшинство грозит разорвать существующую страну.

Россия, где существует множество этнических республик, включая мятежную Чечню, давно выступает за "территориальную целостность", заложенную в уравнении. Но акцент Кремля, по крайней мере в отношении некоторых соседей, похоже, смещается: президент РФ Путин недавно заявил журналистам, что, если такие прецеденты возможны в бывшей Югославии, они будут и на постсоветском пространстве. Почему косовские албанцы имеют независимость, а Южная Осетия и Абхазия не могут ее получить, спросил президент России.

Когда в 1991 году распался СССР, все 15 республик получили свободу и были признаны в мире. Но внутри этих новых государств этнические группы подняли мятежные знамена. В начале 1990-х годов две "автономные республики" Грузии - Абхазия и Южная Осетия - с российской помощью нанесли поражение правительственным войскам и фактически стали независимыми, но их правовой статус неясен, так как их не признала даже Москва. Русскоязычное Приднестровье с помощью российской 14-й армии откололось от Молдавии. Населенный армянами анклав в Азербайджане Нагорный Карабах после жестокой войны перешел под контроль Армении, а мятежники в Чечне в конце 1990-х годов на короткое время добились фактической независимости, разгромив российскую армию на поле боя, пишет The Christian Science Monitor.

Во всех этих случаях принцип территориальной целостности существующих государств пока берет верх над стремлением малочисленных наций к государственности. Ссылаясь на него, Москва в 1999 году развернула жестокую военную кампанию в Чечне и в значительной мере преуспела в реинтеграции Чечни в Россию. Но отношения России с Грузией, Молдавией и Азербайджаном в последние годы испортились, так как эти страны вышли из орбиты Москвы и проводят прозападный курс. Это в сочетании с прецедентами, созданными в бывшей Югославии, побудило московских политиков националистического толка требовать от Кремля признания некоторых сепаратистских образований или даже их включения в состав Российской Федерации, отмечает газета.

Приднестровье уже подписало с Москвой экономический пакт, который позволит этой промышленно развитой территории продавать свою продукцию в Россию и в будущем присоединиться к рублевой зоне. В фокусе российской политики остаются также Южная Осетия и Абхазия. "России надо активнее решать проблемы Абхазии и Южной Осетии, - говорит Игорь Панарин, профессор московской Дипломатической академии. - Их народы и правительства хотят присоединиться к России, и у них есть все правовые основания для этого. Опросы показывают, что большинство россиян это поддерживают".

Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты недавно заявил, что попросит Россию аннексировать это непризнанное государство. Он добавил, что в ближайшее время его правительство подаст в Конституционный суд России документы, доказывающие, что Южная Осетия присоединилась к Российской империи вместе с Северной Осетией как неделимая часть и никогда не выходила из состава России.

Южная Осетия с населением в 70 тысяч человек этнически и географически связана с Северной Осетией, входящей в состав России. Эксперты утверждают, что на местном уровне, при поддержке российских националистов, ведется кампания за объединение двух территорий в составе России под названием "Алания". Абхазия изгнала живших там грузин во время гражданской войны 1992-1993 годов, и сейчас там проживают около 200 тысяч абхазов, которые держатся на плаву за счет продажи фруктов России и привлечения небольшого числа российских туристов, приезжающих сюда ежегодно.

Грузия утверждает, что вся проблема выдумана в Москве и является попыткой захвата территории. "Южная Осетия и Абхазия были созданы большевиками по принципу "разделяй и властвуй" для контроля над Грузией, и их по-прежнему используют для этой цели, - говорит Александр Рондели, президент Фонда стратегических и международных исследований, независимого аналитического центра в Тбилиси. - Происходит фактическая аннексия этих территорий Россией. Россия сильна, и Запад позволяет ей делать все, что заблагорассудится".

Многие западные эксперты называют процесс распада бывшей Югославии уникальным, подчеркивая, что он происходит под наблюдением ООН при максимальных демократических гарантиях. Если Россия будет действовать в одиночку, она рискует оттолкнуть от себя весь мир и увеличить число региональных конфликтов. "Это обоюдоострый меч, - говорит Ариэль Коэн, старший научный сотрудник вашингтонского аналитического центра Heritage Foundation. - Признав поддерживаемые Москвой непризнанные государства, Россия на ближайшие десятилетия погрязнет в непрекращающихся конфликтах. Это обеспечит головную боль многим, и прежде всего - самой России".

Но пока настроения Москвы становятся все жестче. Заместитель российского министра иностранных дел Владимир Титов в интервью газете "Время новостей" предупредил, что Россия не согласна с тем, что случай Косово уникален, потому что это входит в противоречие с нормами международного права. Резолюция по Косово, добавил он, создаст в международном праве прецедент, который впоследствии будет применен к другим замороженным конфликтам.