Американский отставной медик рассказал об экспериментах Пентагона с химическим и психотропным оружием
 
Американский отставной медик рассказал об экспериментах Пентагона с химическим и психотропным оружием
usatoday.com

Американский отставной военный медик рассказал об экспериментах Пентагона с химическим и психотропным оружием. Психиатр написал мемуары о своем участии в секретной программе Минобороны по нейтрализации противника с помощью наркотиков. И хотя проект был провален и забыт, автор считает, что галлюциногенные препараты "призваны спасать жизни".

Книга Джеймса Кетчама, озаглавленная "Химическое оружие: почти забытые секреты", станет первым отчетом человека, участвовавшего в проведении экспериментов над двумя тысячами солдат-добровольцев, пишет USA Today со ссылкой на Стивена Афтергуда, специалиста по секретным правительственным программам в вашингтонской Федерации американских ученых. Кетчам опубликовал книгу на собственные средства и продает ее на своем интернет-сайте.

Мемуары Кетчама основаны на прежде секретных данных. В их числе снятые на пленку эксперименты, результаты тестов, которые испытуемые выполняли до, во время и после употребления, вдыхания или инъекции веществ, воздействующих на сознание, пишет USA Today (полный текст на сайте InoPressa).

В интервью 75-летний Кетчам рассказал, что написал книгу, чтобы инициировать дискуссию по поводу возможного применения нелетальных химических веществ для нейтрализации террористов, которые захватывают заложников или используют живые щиты. "Нейтрализующие вещества призваны спасать жизни, - говорит он. - Разве об этом не стоит подумать?"

По словам противника химического оружия Эдварда Хаммонда, подобные исследования не только противоречат действующему международному праву, но их не следовало проводить и раньше. "В прошлом происходили вещи, которым лучше и оставаться в прошлом", - урезонивает сторонников психотропной войны Хаммонд, являющийся директором расположенного в городе Остин проекта Sunshine по борьбе с биологическим оружием.

В ходе исследований, проводившихся на военной базе Иглвуд в штате Мэриленд с 1955 до 1972 года военные врачи давали добровольцам из числа солдат синтетическую марихуану, ЛСД и два десятка других наркотиков, влияющих на сознание.

Эксперименты были направлены на разработку химического оружия, которое могло бы выводить из строя солдат противника, свидетельствует в своих мемуарах один из участников исследований, психиатр по образованию. Однако программа дала отрицательный результат: оказалось, что такие сомнительные достижения цивилизации, как "колеса" и "трава", либо приводят к непредсказуемым последствиям, либо оказывают слишком слабое воздействие для того, чтобы послужить эффективным оружием.

Ученым удалось создать лишь единственный прототип галлюциногенного оружия: артиллерийский снаряд размером с бейсбольный мяч, который наполнялся порошком хинуклидинбензилата - BZ. Психотропная начинка снаряда своим действием повергала ряд подопытных в состояние, напоминающее сон. Ощущение слабости при этом сохранялось в течение нескольких дней.

По словам Кетчама, бомбы, начиненные BZ, хранились в армейском арсенале в Арканзасе, но ни разу не использовались. Позднее они были уничтожены.

По словам Кетчама, военные прекратили проект по исследованию галлюциногенов примерно в 1972 году. Одной из причин закрытия секретной программы стало то, что утечка информации могла бы вызвать "проблемы с общественным мнением". По словам Джеффа Смарта, историка из Научно-исследовательского центра вооружений, эксперименты на людях были прекращены в 1975 году. А в 1993 году Соединенные штаты подписали Конвенцию ООН о химическом оружии, которая запрещает применение веществ, выводящих противника из строя.

Тем не менее, американские военные сохранили интерес к исследованиям несмертельных химических веществ. В 2000 году Объединенное управление по нелетальным вооружениям в Куантико, штат Вирджиния, в которое входят представители четырех родов войск, провело исследование о возможном использовании в военных целях "усыпляющих" химических веществ: анестетиков и замедлителей поглощения серотонина.

Эдвард Хаммонд, получивший доступ к исследованию в соответствии с Законом о свободе информации, говорит, что использование усыпляющих веществ в качестве оружия также подпадает под запрет Конвенции 1993 года. Кетчам же считает, что этот вопрос не ясен.

В своих заметках Кетчам подчеркивает, что страхи военных были вполне обоснованы. По его описаниям, солдаты под действием "красного масла" - особо сильного вида марихуаны - часами глупо ухмылялись, а простейшие проверки на пространственное мышление казались им смешными.

Под действием галлюциногенов солдаты могли то есть воображаемого цыпленка, то принимать душ в форме и с сигаретой во рту, то два-три дня подряд разговаривать с невидимыми собеседниками. Один из испытуемых пытался проехаться на воображаемой лошади, другой играл с котятами, которых видел лишь он сам. Еще один испытуемый на вопрос о том, какой вкус у тоста, ответил, что тот пахнет "как французская шлюха".

По воспоминаниям Кетчама, не удержались от запретного и некоторые исследователи из числа военных медиков, которые "из любопытства" также пробовали ЛСД. Среди них оказался и он сам. Единственное предпринятое им "путешествие" Кетчам описывает как "своего рода антиудовлетворение". Цвета казались ему более яркими, а музыка более притягательной, вспоминает он, но "никакого прорыва в сознании не произошло, ничего такого, о чем говорил Тимоти Лири". После ухода из армии Кетчам занимался частной психиатрической практикой.

По меньшей мере двое солдат, получавших в 1950-е годы ЛСД, затем подали на вооруженные силы в суд. Они заявляли, что наркотик вызвал у них провалы в памяти, галлюцинации и неожиданные вспышки агрессии. Их иск был отклонен.

Армия признала существование программы в 1975 году. Последующие исследования, проведенные военными в 1978 году и Национальной академией наук в 1981 году, не обнаружили долгосрочных последствий для здоровья добровольцев.

В заключение отметим, что перед сложной дилеммой допустимости применения психотропных средств оказываются и другие страны. Однако не везде силовые ведомства столь щепетильны, как в США, где военные ограничивались непродолжительными строго секретными исследованиями, а широкая общественная дискуссия предваряет принятию решений о применении "чудо-оружия".

Иначе было в России в октябре 2002 года. Тогда российский спецназ использовал усыпляющий газ, чтобы нейтрализовать чеченских террористов, которые захватили около 850 заложников в театральном центре на Дубровке. В результате применения секретного вещества и плохо организованных мер по спасению заложников, погибли более 120 человек.

Результаты исследования и причины свертывания программы, в которой участвовал Кетчам

- ЛСД не подходил на роль оружия, поскольку даже при длительном воздействии солдаты сохраняют способность к насильственным действиям; - даже сильная марихуана не может вывести противника из строя. От нее отказались, поскольку для избавления от ее эффекта достаточно лечь и выспаться; - солдаты-добровольцы выразили готовность участвовать в программе, им было известно о возможных рисках. Предлагаемые солдатам наркотики описывались общими словами, их названия не упоминались. Однако "многие, судя по всему, вычисляли их названия благодаря распространявшимся слухам"; - данные разведки того времени свидетельствуют, что советские исследователи планировали провести масштабную программу по изучению ЛСД; - ЦРУ вело параллельную программу, в ходе которой галлюциногены порой давали ни о чем не подозревающим гражданам. Управление убедило двух военных врачей провести для ЦРУ эксперименты, на которые не согласилась армия.