Отказавшийся от своих показаний свидетель по делу Закаева сам явился с повинной, заявил на процессе следователь прокуратуры Чечни
 
Отказавшийся от своих показаний свидетель по делу Закаева сам явился с повинной, заявил на процессе следователь прокуратуры Чечни
Архив NEWSru.com

На заседании суда, рассматривающего дело об экстрадиции в Россию Ахмеда Закаева, следователь по особо важным делам прокуратуры Чечни Константин Криворотов во вторник опроверг данные ранее показания свидетеля Дук-Вахи Душуева.

На заседании суда 24 июля Душуев отказался от данных в декабре 2002 года показаний о том, что именно Закаев приказал похитить в январе 1996 года двух православных священников. Душуев заявил тогда, что его якобы заставили дать эти показания сотрудники российских спецслужб.

Однако, по словам следователя Криворотова, 1 декабря 2002 года Душуев сам явился в здание прокуратуры Чечни. "Других служб там никогда не располагалось, ФСБ там нет", - подчеркнул следователь.

Он пояснил, что в присутствии Душуева и в строгом соответствии с его рассказом был составлен протокол явки с повинной. "Никто из сотрудников ФСБ в данный момент в кабинете не присутствовал", - заверил Константин Криворотов.

"Его рассказ был последователен, логичен, поэтому сразу возникло ощущение, что Душуев говорил правду", - сообщил Криворотов. "Лично я не заметил на открытых участках тела никаких побоев либо следов применения физического насилия", - заявил сотрудник прокуратуры.

Криворотов также пояснил, что в соответствии с существующей практикой, для всех явившихся в прокуратуру с повинной, на два месяца в качестве меры пресечения избирается заключение под стражу. За это время правоохранительные органы проверяют, не замешан ли подозреваемый в других криминальных делах.

"При отсутствии такой информации лицо освобождается от уголовной ответственности, и избранная мера пресечения через суд отменяется", - добавил следователь. Именно в соответствие с этим принципом 29 января 2003 года Душуева освободили из-под стражи.

Следователь Криворотов особо подчеркнул, что с самого начала ведения дела Душуева ему предоставили адвоката из юридической консультации Старопромысловского района Грозного Ису Татаева.

Что рассказал Душуев

Осенью 2002 года недалеко от Ханкалы его и еще одного чеченца задержали вооруженные люди в масках на одном из блок-постов. Душуеву, по его словам, надели наручники, пластиковый мешок на голову, а затем посадили "в яму с железной крышкой", в которой он провел 6 дней.

"Каждый день меня допрашивали фээсбэшники", - заявил Душуев. По его словам, захватившие его люди обещали ему свободу, "если они получат правильные ответы на свои вопросы".

Душуев сообщил, что главным пунктом этих допросов было узнать, действительно ли он вместе с Закаевым вели преступную деятельность в Дагестане, а Ахмед Закаев возглавлял исламский батальон "Джамаат".

"Меня били и ногами, и током, и, как я полагаю, полицейскими дубинками", - сказал Душуев.

Затем, по его утверждению, ему предложили подписать бумагу с признанием в том, что именно Закаев приказал похитить в 1996 году двух православных священников.

Душуев заявил также, что после того, как подписал бумаги, его содержали два месяца в тюрьме в Грозном.

Свидетель сообщил, что сейчас проживает "в безопасном месте за пределами Чечни и России", что и позволило ему заявить о том, что ложные показания его заставили подписать сотрудники ФСБ.

Душуев сообщил суду, что познакомился с Закаевым только после окончания первой войны в Чечне, а в январе 1996 года, когда были похищены православные священники, он Закаева еще не знал.

Генпрокуратуру не пугает, что Душуев изменил показания

Изменение показаний одним из свидетелей по делу Ахмеда Закаева коренным образом не скажется на ходе всего процесса. Об этом заявил в понедельник в Лондоне заместитель генерального прокурора России Сергей Фридинский.

"Изменение показаний свидетелем предвидеть было трудно, однако такой вариант развития событий был вполне ожидаем, - сказал Фридинский. - Это лишь доказывает, что свидетель далеко не искренен".

"Никакого удара я в этом не вижу и считаю, что эти показания не сыграют большой роли в окончательном решении суда", - отметил замгенпрокурора.

По словам Фридинского, он сам и другие представители Генпрокуратуры РФ "готовы продолжать участвовать в процессе и консультировать наших английских коллег".