Владимир Путин, вероятно, единственный мировой лидер, не комментировавший, по крайней мере, публично, падение Багдада
 
Владимир Путин, вероятно, единственный мировой лидер, не комментировавший, по крайней мере, публично, падение Багдада
Архив NEWSru.com

Владимир Путин, вероятно, единственный мировой лидер, не комментировавший, по крайней мере, публично, падение Багдада.

Как пишет сегодня La Stampa (перевод на сайте Inopressa.ru), российский президент появился накануне перед телекамерами, но проигнорировал военную тему. Падение иракского режима, кажется, застало Кремль врасплох - никто из российских руководителей до сих пор публично не изложил официальную позицию Москвы. Даже министр иностранных дел Игорь Иванов предпочел молчать, поручив своему заместителю выступить с общим призывом "как можно быстрее остановить кровопролитие",

Традиционная российская сдержанность на этот раз усугубилась растерянностью. Нельзя сказать, что Москва парализована таким неожиданным поворотом событий, поскольку большинство экспертов прогнозировали более долгую и тяжелую войну.

Итальянское издание отмечает: в настоящее время Россия активно занимается дипломатической деятельностью: в последние 24 часа имели место контакты с Лондоном, Берлином, Парижем и другими столицами. Но об этих контактах поступают лишь короткие официальные сообщения, в которых подчеркивается "центральная роль ООН" в послевоенном урегулировании. О том, какой курс в настоящее время разрабатывает Владимир Путин, станет известно сегодня на трехстороннем саммите с Жаком Шираком и Герхардом Шредером в Санкт-Петербурге, пишет газета.

Судя по слухам, распространившимся в Москве, российская сторона резко активизировала диалог с победителями, ободренная некоторыми заявлениями американского посла в Москве Александра Вершбоу: он убежден в том, что Россия сможет принять участие в послевоенном восстановлении Ирака и получить доступ к его нефтяным месторождениям. Пока Кремль молчит, первые оценки дают военные.

Министр обороны Сергей Иванов прогнозирует, как одно из последствий войны, возврат к гонке вооружений, основываясь на том, что за последние недели резко возрос спрос на российское вооружение. "Спасибо за бесплатную рекламу", - сказал министр, не упомянув при этом, что у армии Саддама было российское (советское) оружие.

Руководитель Центра проблем стратегических ядерных сил Академии военных наук генерал-майор запаса Владимир Дворкин призвал к срочной военной реформе: "Первый вывод, который следует сделать из этой, второй, войны в Персидском заливе, заключается в том, что у наших вооруженных сил допотопная структура".

Несмотря на телерепортажи из освобожденного Багдада, по мнению россиян, война еще не закончена: лишь половина опрошенных прогнозируют победу Соединенных Штатов, в то время как остальные продолжают выступать в поддержку Саддама или затрудняются предсказывать исход конфликта. 54% населения полагают, что победа антииракской коалиции чревата лишь негативными последствиями для России. Лишь 1% опрошенных придерживается противоположного мнения.