Бизнесмен и общественный деятель Аркадий Гайдамак назвал все финансовые претензии к нему сказкой, а действия израильской полиции против него объяснил недовольством со стороны ряда политических деятелей в связи с тем весом, который приобрел Гайдамак
 
Бизнесмен и общественный деятель Аркадий Гайдамак назвал все финансовые претензии к нему сказкой, а действия израильской полиции против него объяснил недовольством со стороны ряда политических деятелей в связи с тем весом, который приобрел Гайдамак
Фото NEWSru.com

Бизнесмен и общественный деятель Аркадий Гайдамак назвал все финансовые претензии к нему сказкой, а действия израильской полиции против него объяснил недовольством со стороны ряда политических деятелей в связи с тем весом, который приобрел Гайдамак, передает NEWSru Israel.

На прошлой неделе 10-й канала ИТВ, газеты Maariv и Haaretz (The Marker) опубликовали информацию о том, что против Гайдамака подан гражданский иск в израильский суд. Деловые партнеры Гайдамака обвинили его в "мошенничестве" на сумму, по разным данным, от 365 до 400 миллионов долларов.

Согласно этим публикациям, претензии относились к "запутанной" сделке между правительствами Анголы и России (в 1996-2000 годах), в рамках которой, при посредничестве Гайдамака, был реструктурирован и почти в 3 раза уменьшен "советский" государственный долг Анголы – с 5 до 1,5 млрд долларов. Бывшие партнеры Гайдамака утверждают, что он не выплатил причитающуюся им долю.

За комментариями по поводу этих публикаций редакция NEWSru.co.il обратилась непосредственно к Аркадию Гайдамаку.

"Речь идет о следующем. Совершенно необоснованно, один мошенник из Люксембурга, Пьер Гретц, требует с меня определенную сумму денег. Полиция Израиля осмысленно и преднамеренно с ним сотрудничает с целью опорочить мою позицию как общественного лица в Израиле", - рассказал Гайдамак.

По его словам, "полиция вместе с Гретцом разработала документ, так называемый иск", в котором говорится об общественных позициях Гайдамака в Израиле. "А затем говорится о том, что я должен этому человеку определенную сумму денег. Все это сделано для того, чтобы подготовить общественное мнение Израиля обо мне, как о негативном персонаже, затем провести ряд следственных действий, которые будут широко освещаться в прессе, и опять затянуть на многие годы некое следствие. И постоянно повторять: "Гайдамак подозревается… подозревается… подозревается".

Гайдамак считает, что истинные причины лежат на поверхности: российские чиновники намерены подорвать тот вес, который Гайдмак приобрел в израильской политике.

"Некоторые представители деловых и политических кругов, а в России они связаны, рассматривают мое укрепление в общественном сознании, скорее как негативное явление. Идет целенаправленный подрыв моих общественных позиций в Израиля для ослабления моих общих позиций и влияния в бизнесе и в политике. Но в этот раз у меня есть материальные доказательства того, что некоторые сотрудники израильской полиции находятся в сговоре с уголовниками и крупными политиками в России".

Гайдамак отметил, что намерен предпринять ответные действия: "В этот раз я больно ударю по рукам израильской полиции. Потому что теперь они связались с профессиональными рэкетирами, уголовниками. И делают это осознанно".

Он также заявил, что на прошлой неделе была предпринята попытка раздуть медийный скандал на основании информации, где фигурируют суммы претензий его бывших партнеров размером в 365 или 400 млн. долларов. По его словам, "это – полный вымысел, все было взято с потолка, от начала и до конца, это – полная ложь".

Касаясь ангольского долга, Гайдамак заявил, что долг погашен. "Я действительно был основным консультантом по реструктуризации этого долга. Этот долг был полностью реструктуризирован до конца 2005 года, в соответствии с международными правилами и к полному удовлетворению обеих сторон. Все остальное – сказка, которая создавалась не сейчас, а много лет назад".

Гайдамак представлял сначала ангольскую сторону, потом представлял интересы частной компании, которая смогла мобилизовать под нефтяные гарантии необходимые суммы, которые были оплачены российской стороне.