Россия станет председателем в Совете Европы, но для этого она должна исполнять решения Европейского суда
 
Россия станет председателем в Совете Европы, но для этого она должна исполнять решения Европейского суда
Архив NEWSru.com

С тех пор, как Россия стала членом Совета Европы, она ни разу не подвергалась осуждению за милицейское насилие. Однако в этом году вердикт, вынесенный Европейским судом по правам человека в пользу россиянина, ставшего инвалидом после пыток в милиции, создал прецедент. Суд обязал российские власти выплатить ему в качестве компенсации 250 тысяч евро.

Прошло уже почти четыре месяца после вынесения вердикта Европейского суда, однако получит ли теперь 30-летний Алексей, который парализован от поясницы, свои 250 тысяч евро, - до сих пор вопрос открытый. И он ставит более широкую проблему - учитывая количество нарушений прав человека в России, уместно ли присутствие такой страны в этой организации, пишет Le Figaro.

"У государства было три месяца на апелляцию и есть еще шесть месяцев на исполнение решения", - поясняет Ольга Шепелева, молодой юрист из организации "Демос", которая поддержала Алексея в его решении подать иск. "Хотя в этом деле речь идет о крупной сумме, не это самое важное. Суд обязывает российскую юстицию реабилитировать Алексея и изучить то, как проводилось расследование", – продолжает Ольга, которая рассматривает многочисленные жалобы на применение пыток. (Полный текст на сайте Inopressa.ru.)

- Как пытают в милиции: способы

Из России, которая на этой неделе станет председателем Комитета министров Совета Европы, поступает наибольшее количество жалоб в Европейский суд по правам человека: в 2005 году их было 9340. Это председательство станет тестом, так как одна из функций Комитета министров, собирающегося несколько раз в год, заключается именно в том, чтобы следить за выполнением решений Суда.

Например, в феврале, во исполнение постановлений Суда, комитет высказался за реформу российского Уголовно-процессуального кодекса. Когда Комитет рассматривает дело, касающееся председательствующей страны, последняя теряет свой приоритет в прениях, подчеркивает Ольга Шепелева.

"Россия выплачивает компенсации в срок, в отличие от того, как в свое время поступала Турция", – говорит Филип Лич, юрист, который возглавляет в Лондоне неправительственную организацию, помогающую 80 российским заявителям. "Но когда речь идет о принятии мер по реабилитации конкретного человека или изменения закона с тем, чтобы подобное больше не повторилось, это гораздо сложнее", - признает чиновник Совета Европы.

Дело Алексея Михеева вызвало мощный резонанс не только в Нижнем Новгороде, где рассматривалось, но и в целом по стране. Оно было названо одним из самых громких по фактам милицейского произвола в России.

10 сентября 1998 года местная жительница обратилась в милицию с заявлением об исчезновении своей дочери Марии Савельевой. Было проведено расследование, которое установило, что 8 сентября 1998 года, когда девушку якобы видели последний раз, рядовой сотрудник дорожно-постовой службы Алексей Михеев вместе с приятелем Ильей Фроловым познакомились в городе Богородске с двумя девушками, одна из них и оказалась пропавшей Марией Савельевой.

Михеев и его друг Фролов были вызваны на допрос, а затем помещены в ИВС. Как рассказал на допросе Михеев, по просьбе девушки он довез ее до Нижнего Новгорода, где они и расстались. По устной просьбе командира батальона ДПС, где работал Михеев, он был вынужден написать рапорт об увольнении по собственному желанию "задним числом".

Как было установлено, на допросах приятель Михеева Фролов, после примененных к нему сотрудниками уголовного розыска Богородского ГОВД пыток и физического насилия, оговорил себя, сказав, что они с Михеевым изнасиловали и убили Савельеву. После этого он показал сотрудникам милиции вымышленное место, где они с Михеевым якобы закопали тело Савельевой.

Алексей Михеев на допросах свою вину отрицал. Как сообщили ИА Regnum в фонде "Общественный вердикт", после этого к нему были применены пытки электрическим током. Сотрудники уголовного розыска угрожали продолжать пытку, если Михеев не признается в преступлении, которого не совершал. В результате Алексей Михеев выбросился из окна третьего этажа, разбив стекло головой. Он упал на милицейский мотоцикл, получив тяжелый компрессионный перелом позвоночника с разможжением спинного мозга.

Через девять дней, 19 сентября, Мария Савельева вернулась домой.

Семь лет Михеев, прикованный к инвалидному креслу, ждал суда над милиционерами. И лишь тогда когда в дело вмешались правозащитники, его удалось в прошлом году довести до суда. В ноябре прошлого года Ленинский суд Нижнего Новгорода вынес обвинительный приговор двум сотрудникам милиции. Оперуполномоченные Игорь Сомов и Николай Костерин получили 4 года лишения свободы.

Около года назад адвокаты Михеева направили иск в Европейский суд по правам человека. Для того чтобы европейские судьи получили объективную картину, правозащитники подготовили материалы, отражающие ситуацию с пыточным следствием в России. Но делу Михеева в Страсбурге присвоили статус "приоритетного".