У императора Чингисхана оказалось 16 миллионов потомков
 
У императора Чингисхана оказалось 16 миллионов потомков
Архив NEWSru.com

Имея в своем распоряжении одну-единственную молекулу ДНК, генетика иногда может заниматься историческими изысканиями. Так, группа ученых опубликовала исследование, из которого выясняется, что около 16 миллионов человек, живущих сегодня на азиатском континенте, имеют общего предка по мужской линии (см. American Journal of Human Genetics). По словам руководителя группы Криса Тайлер-Смита, специалиста из Оксфордского университета (Великобритания), этим общим предком был не кто иной, как Чингисхан (1167-1227) или, точнее, его дед по отцу, живший около тысячи лет тому назад, пишет сегодня Le Figaro (перевод на сайте Inopressa.ru). В XIII веке Монгольская империя простиралась от Китая до Каспийского моря. Семьсот лет спустя ее следы еще заметны в генетическом багаже азиатского населения мужского пола. Так, 8% мужчин, живущих в Китае, Пакистане, Узбекистане и Монголии (части бывшей Монгольской империи) обнаруживают много общих черт в хромосоме Y (мужской). Поскольку эти характеристики передаются у мальчиков без изменений из поколения в поколение, ученые вправе утверждать, что они происходят от одного человека. Кого? Это большой вопрос, поскольку Чингисхан был похоронен тайно. Его могила до сих пор ней найдена, и код его ДНК неизвестен. Поэтому, чтобы выдвинуть данную гипотезу, генетики прибегли к историческим аргументам.

У Чингисхана был гарем. По завершении всех своих победоносных битв он желал, чтобы побежденные отдавали ему самых красивых женщин. Его старший сын не отставал от отца, у него было 40 сыновей. Его внук Хубилай, правивший Китаем, также имел многочисленных наложниц и 22 законных сына. Каждый год его гарем пополняли 30 юных девственниц. "Поразительно видеть, как одна линия может дать такое многочисленное потомство", - признался в интервью The New York Times Робин Данбар, английский специалист в области биологии эволюции и человеческой экологии. Разумеется, отпрысков оказалось бы еще больше, если бы у нас было представление о потомках по женской линии. Коль скоро ханы были столь плодовиты, можно предположить, что девочек от них должно было родиться не меньше, хотя в этом сугубо патриархальном обществе они не пользовались таким престижем, как мальчики".