После войны с Израилем в Ливане приступили к восстановлению разрушенных жилищ. И хотя процесс по-настоящему еще не начался, но конкуренция среди политических движений уже вполне реальна
 
После войны с Израилем в Ливане приступили к восстановлению разрушенных жилищ. И хотя процесс по-настоящему еще не начался, но конкуренция среди политических движений уже вполне реальна
Euronews

После войны с Израилем в Ливане приступили к восстановлению разрушенных жилищ. И хотя процесс по-настоящему еще не начался, но конкуренция среди политических движений уже вполне реальна.

Тон задает здесь "Хизбаллах", которая начала с выплаты компенсаций христианским районам: именно там разрушения были самыми незначительными, а народное недовольство войной, которую считали бессмысленной, - самым сильным.

Как пишет французская Liberation, движение "Хизбаллах" утратило военный контроль над Южным Ливаном в результате прихода туда ливанской армии и подкрепления "голубых касок", и теперь оно не может позволить себе лишиться электората.

Одновременно ливанское правительство, которое в свое время отказалось от управления югом в пользу шиитской партии, твердо намерено вернуть регион под свой контроль. Для этого оно создало Высший комитет по оказанию помощи - орган, возглавляемый человеком, близким к суннитскому семейству Харири, т.е. оппонентам "Хизбаллах". Этим объясняется и известная неразбериха: некоторые разрушенные дома вносятся в списки на компенсации по два, а то и по три раза, пишет Liberation (полный текст на сайте Inopressa.ru).

В качестве примера газета приводит городок Айн-Эбель с преимущественно христианским населением. В зале, примыкающем к церкви, возле стола собралась небольшая толпа. Мужчина в оранжевой кепке проставляет галочки в списке, второй, в желтой кепке, отсчитывает доллары и берет подписи с получивших деньги. Человек в оранжевой кепке – это Марун Атме, местный представитель Свободного патриотического течения (СПТ), которым руководит христианский генерал Мишель Аун. В желтой кепке - Хасан (настоящее имя - Рабие Фаваз), финансовый представитель "Джихад аль-бина", ассоциации, которой "Хизбаллах" поручила выплату компенсаций и восстановление домов, разрушенных Израилем.

Странен этот альянс между Ауном, бывшим заклятым врагом сирийского присутствия в Ливане, и "Хизбаллах", протеже дамасского режима, - альянс между христианским генералом и шиитскими исламистами. Но Жоржа Бешарра и большинство жителей Айн-Эбеля мало заботит политика: "От государства мы никогда не получали ничего. Так что если кто-то нам возместит потерянное, отказываться не будем". Его сосед Валид Хури добавляет: "Не понимаю, чем доллары из Ирана хуже, чем доллары из США".

На сегодняшний день лишь четыре из 140 семей городка отказались от денег "Хизбаллах". Марун Атме, местный представитель ауновцев, говорит о своих отношениях с "исламским сопротивлением" коротко: "Мы делим один карман, но каждый имеет свой автомат!".

В то же время в Хияме, плацдарме "Хизбаллах", расположенном в нескольких километрах отсюда, разрушения столь значительны, что выплата компенсаций еще не началась. Люди, лишившиеся жилищ, получали неотложную помощь в размере 10 тысяч долларов. На эти деньги в течение года люди должны подыскать себе новое жилье. Около 150 млн долларов "Хизбаллах" раздала наличными деньгами в течение двух недель после войны. "Это задушило протест в зародыше", - отмечает местный депутат.

Яхья ходит по улочкам Хияма с кадастровым планом в одной руке и банкой краски - в другой. Этот инженер из Бейрута добровольно сотрудничает с ассоциацией "Джихад аль-бина". "Я составляю точную опись разрушений. В моей зоне - 200 домов". Он заполняет опросный лист и, прежде чем перейти к следующему дому, пишет на здании номер красной краской. Другая команда проверит информацию, чтобы избежать махинаций.

Другой номер, уже зеленого цвета, поставил на доме Маджлис аль-джануб, "Совет Юга", официальный орган, подчиняющийся "Амаль" - еще одной крупной шиитской партии. Яхья скептически относится к ее возможностям, как и к возможностям государства: "Они записывают, но ничего не делают". "Совет Юга" имеет репутацию организации, погрязшей в коррупции, а правительство считают продажным. Жители Хияма жалуются, что до сих пор не получили помощи, обещанной им после ухода израильской армии из Южного Ливана в мае 2000 года.

На стороне "Хизбаллах" - эффективность и доверие населения, но она не имеет средств, чтобы восстановить все в одиночку, хотя ее лидер Хасан Насралла обещал оплатить то, что не сможет оплатить государство, отмечает Liberation. Ливанское государство получит иностранную помощь, но, видимо, не сможет справиться со столь грандиозной задачей. Что касается "Совета Юга" и его политического покровителя - партии "Амаль", то они могут оказаться главными проигравшими. "Люди не знают, к кому обращаться, - говорит член местного муниципалитета. - Они не знают, кто будет платить. Каждый обращается к своему политическому покровителю. Этот конфессионализм - наша раковая опухоль".

Соперничество существует и среди участников оказания международной помощи: каждый пытается извлечь политическую выгоду из этой странной "34-дневной войны", в которой не оказалось победителей. Саудовский Красный Полумесяц завалил Южный Ливан коробками продуктовой помощи. Саудовская Аравия также предложила восстановить три деревни - разумеется, суннитские. Катар обещал дать денег на восстановление трех наиболее пострадавших деревень, в том числе Хияма. Иран и Сирия не хотят отставать от проамериканских монархий Залива. Дамаск взял на себя заботу о трех населенных пунктах на юге Ливана, в числе которых городок Кана. "Саудовцы хотят, чтобы их простили за предательство во время войны, а сирийцы - за их пассивность", - с насмешкой говорит Хасан, местный житель.

В своем городке Салах Саламе, мэр Каны, насчитал 55 погибших и 200 семей. Этот независимый избранник народа встречается с министрами, принимает дары из стран Залива, выслушивает предложения европейских стран и сирийские обещания, не говоря уже о деятельности "Хизбаллах".

"Мы рады любой помощи, - говорит он. - Я не смотрю на политическую окраску. "Хизбаллах" - это такие же люди, как и все, мы с ними каждый день встречаемся на улице". Но все же, чтобы не подвергнуться обвинениям в хищениях и коррупции, на которые "Хизбаллах" не скупится, Салах Саламе распределяет помощь сразу же после ее поступления.