Некогда русскоговорящие граждане Израиля были светским хребтом поддержки Ариэля Шарона, но после его инсульта начали искать нового лидера. Сейчас взоры большинства из них обращены на лидера партии "Наш дом Израиль" Авигдора Либермана
 
Некогда русскоговорящие граждане Израиля были светским хребтом поддержки Ариэля Шарона, но после его инсульта начали искать нового лидера. Сейчас взоры большинства из них обращены на лидера партии "Наш дом Израиль" Авигдора Либермана
НТВ

Некогда русскоговорящие граждане Израиля были светским хребтом поддержки Ариэля Шарона, но после его инсульта начали искать нового лидера. Сейчас взоры большинства из них обращены на лидера партии "Наш дом Израиль" Авигдора Либермана, 47-летнего иммигранта из бывшего СССР, программа которого показалась самой привлекательной единственному блоку колеблющихся избирателей, пишет газета The Washington Post.

Характерным примером того, почему его партия набирает популярность быстрее, чем любая другая, в то время как до израильских выборов остается меньше недели, стало выступление Либермана в отеле Desert Inn, где он произнес две речи - вначале на иврите, а затем - на русском. Зал был наполовину пуст во время его речи на иврите, в которой он озвучил свой план окончательного формирования границ Израиля: согласно этому плану, многие арабские граждане страны останутся за пределами Израиля.

Затем заиграли русские народные песни, люди начали хлопать в ладоши, и безжизненное мероприятие превратилось в динамичный стоячий вечер. Престарелые мужчины и женщины выкрикивали "Ивет" - так звали Либермана в России - когда он взял в руки микрофон, чтобы произнести ту же речь на родном языке и призвать русскоговорящих объединиться в поддержке его кандидатуры. Публика отреагировала с энтузиазмом.

"Это решающий момент" для сотен тысяч иммигрантов, которые приехали в Израиль после краха Советского Союза, "последний шанс на интеграцию, - сказал Либерман. - Прожив здесь по 15-16 лет, они до сих пор являются изолированной общиной".

Сейчас количество еврейских иммигрантов из бывшего СССР составляет 1,3 млн человек, и 740 тыс. из них обладают правом голоса, что составляет 15% израильского электората. Голосуя единодушно, они традиционно оказывали гораздо большее влияние, чем позволяло предположить их количество. В основном небогатые, светские и обеспокоенные израильской безопасностью, русские, как их называют, хотя они приехали из разных советских республик, часто играли решающую роль в выборе правящей партии для страны. По социологическим оценкам, русский блок сам по себе на выборах 28 марта определит 19 из 120 мест израильского парламента, продолжает американская газета (полный текст на сайте InoPressa.ru).

"В этом году их игра - найти нового лидера, - поясняет Элиэзер Фельдман, иммигрант из России и ведущий социолог в общине. - Они поняли, что политические программы значат не так уж много - их либо невозможно воплотить, либо требуется слишком много времени. Важнее всего личность".

Выходцы из CCCH и России сконцентрировались в нескольких городах вдоль побережья в районе Галилеи и в Негеве - беднейшем регионе Израиля, где среди "русских" евреев зреет недовольство из-за растущего уровня рождаемости арабов, проводимого арабами несанкционированного расселения и конкуренции за низкооплачиваемые рабочие места. Многие иммигранты так и не выучили иврит и читают газеты на своем языке, часто ксенофобские по тону, и смотрят два русскоязычных канала. Они беспокоятся по поводу роста преступности, запрета в еврейском государстве на гражданские браки и похороны, и сокращения правительственных субсидий, от которых многие из них зависят.

Однако самая главная тревога - это безопасность, отмечает The Washington Post. Многие российские иммигранты служат в Армии обороны Израиля, и многие пользуются системой общественного транспорта, который во время последней интифады являлся главной мишенью палестинских террористов-самоубийц. "Большинство из нас приехали из большой империи, так что нам нужен безопасный Израиль, - говорит Сергей Подражанский, редактор русскоязычной ежедневной газеты "Вести", приехавший с Украины в 1990 году. - Для иммигрантов из бывшего Советского Союза это значит больше, чем открытая демократия".

В ходе последних выборов иммигранты встали на сторону Шарона, решительного русскоговорящего героя войны, который, по словам Фельдмана, стал "мифологической фигурой" для многих. Шарон был министром строительства, когда в начале 1990-х начали в больших количествах прибывать евреи из бывшего СССР: Израиль поддерживал этот приток, чтобы увеличить еврейское большинство в государстве. Однако их принимали жестко, и Натан Щаранский, советский политический диссидент, эмигрировавший в Израиль после 9 лет тюрьмы, основал этническую партию "Исраэль ба-Алия" с целью содействия их интеграции в израильское общество. На первых же выборах в 1996 году партия получила 7 парламентских мест.

В 2003 году партия Щаранского слилась с шароновским "Ликудом", пережив резкое падение рейтинга. Щаранский служил министром без портфеля до мая 2005 года, когда он вышел в отставку в знак протеста против плана Шарона по вывозу еврейских поселенцев из сектора Газа. Сейчас он - номер 10 в партийном списке "Ликуда", из которого в конце прошлого года Шарон и многие его сторонники вышли, чтобы сформировать собственную партию "Кадима". Видная позиция Щаранского в списке "Ликуда" фактически гарантирует ему место в следующем составе Кнессета.

"В свое время я сказал, что если партия добьется успеха, то через 10 лет русская партия не будет нам нужна, - отметил Щаранский в одном из интервью. - Теперь идея об отдельной русской партии - это идея прошлого".

Плакаты "Ликуда" на русском языке мелькают на бортах автобусов в Иерусалиме, и партия пригласила из Москвы пиар-консультанта по привлечению голосов российских иммигрантов. Однако, как предполагается, "Ликуд" во главе с бывшим премьер-министром Биньямином Нетаньяху получит только 14% русских голосов. Примерно такой же процент обещают лидирующей "Кадиме", которую сейчас возглавляет бывший заместитель Шарона Эхуд Ольмерт. "Кадима" включила в список 6 русскоговорящих кандидатов, и использует образ Шарона, обращаясь к русскоговорящему электорату, пишет The Washington Post.

"Русский сектор и его голос, который звучит все громче, как ожидается, будет очень правым, - отмечает Марина Солодкина, заместитель министра иммиграции и абсорбции, которая занимает самое высокое место среди русскоговорящих кандидатов в списке "Кадимы". - Русские голоса, отданные за "Кадиму", будут голосами тех, кто добился успеха в Израиле". Более умеренная Партия труда во главе с родившимся в Марокко профсоюзным лидером Амиром Перецем, практически отказалась от русских голосов - российским иммигрантам не импонирует его звучащая по-социалистически риторика, а усы Переца напоминают многим о Сталине, отмечает американское издание.

С середины февраля партия Либермана перепрыгнула с прогнозируемых 5 мест в кнессете до 10 в последних опросах общественного мнения. Это может помочь Либерману сыграть важную роль в следующей правительственной коалиции, хотя Перец говорил, что Партия труда не присоединится к правительству, в которое войдет Либерман.

Либерману было всего 20 лет, когда в 1978 году он приехал в Израиль, до постсоветской волны. Он служил в армии и работал грузчиком в авиакомпании El Al, которую десятилетия спустя, уже на посту министра транспорта в правительстве Шарона, приватизировал. Его русскоговорящие сторонники считают историю его жизни "американской мечтой человека, который сделал себя сам".

На протяжении многих лет его политической родиной был "Ликуд" - партия, приверженная идеалу Великого Израиля, еврейского государства, протянувшегося от Средиземного моря до реки Иордан. Он живет с семьей в поселении Нокдим на Западном берегу, хотя, как и Шарон, отказался от мысли о том, что Израиль сможет удерживать весь Западный берег и при этом сохранять еврейское большинство. "Я не вижу смысла оставаться здесь, если это не будет еврейским государством", - говорит он.

Либерман предлагает перекроить границы Израиля таким образом, чтобы исключить ряд арабских городов. Примерно 150 тыс. арабских граждан Израиля, живущих в этих районах, перейдут в ведение палестинской администрации. В обмен Либерман предлагает аннексировать самые крупные еврейские поселения на Западном берегу. "Во всех наших документах говорится, что мы - еврейское демократическое государство, но никто не знает, что делать с арабами, - отмечает в свою очередь Подражанский. - Я знаю, что даже самые левые в Израиле мечтают проснуться и не увидеть никаких арабов. Но это мечта".

Либерман также потребует, чтобы все израильтяне в возрасте 16 лет давали клятву о принятии флага со Звездой Давида и национального гимна - сионистского гимна, который появился раньше Израиля. Те, кто откажется, смогут работать в Израиле, но правом голоса обладать не будут. "Проблема с арабами в Израиле должна решаться раньше палестинской проблемы, - заявил Либерман перед собравшимися. - Как только государство станет более однородным, оно будет развиваться быстрее".

Алекс Одовский, водитель грузовика из Беер Шевы, отец которого погиб при взрыве бомбы в Газе несколько лет назад, соглашается с Либерманом. "У него другой путь, отдельный от "Кадимы", "Аводы" или "Ликуда, - говорит 25-летний Одовский, семья которого приехала с Украины. - У него есть ресурсы и воля реализовать это. Его план - еврейский, сионистский и правильный".