Россия оказалась на 137-м месте из 180 в индексе восприятия коррупции в государственном секторе различных стран
 
Россия оказалась на 137-м месте из 180 в индексе восприятия коррупции в государственном секторе различных стран
Фото NEWSru.com

Россия оказалась на 137-м месте из 180 в индексе восприятия коррупции в государственном секторе различных стран, который ежегодно составляет международная организация Transparency International. Набрав, как и в прошлом году, 28 баллов из 100, РФ поднялась на одну строчку в рейтинге, заняв 137-е место наряду с Доминиканской Республикой, Кенией, Либерией, Ливаном, Мавританией, Папуа - Новой Гвинеей, Парагваем и Угандой.

Transparency составляет свой рейтинг на основании ежегодных опросов экспертов и предпринимателей. Эти исследования анализируют отдельные аспекты жизни в разных странах, включая инвестиционные риски, свободу слова, уровень жизни, но так или иначе затрагивают вопросы коррупции. Страны ранжируются по шкале от 0 до 100 баллов, где ноль обозначает самый высокий уровень восприятия коррупции, а сто - самый низкий. Средний показатель среди всех стран в этом году - 43 балла.

Стран, набравших максимальные 100 или 90 баллов, исследование не выявило. Наилучшие результаты традиционно показали Новая Зеландия, Дания (87 баллов), Финляндия (86), Швейцария, Сингапур и Швеция (85). Также в десятке самых чистых в коррупционном отношении стран - Норвегия, Нидерланды, Люксембург и Германия. Замыкают рейтинг Transparency Сомали (9 баллов), Южный Судан (12) и Сирия (13). США (69 баллов) второй год подряд не смогли попасть в двадцатку лидеров рейтинга.

Последние пять лет Россия набирает примерно одинаковое количество баллов в индексе, однако ее положение в рейтинге колеблется: так, в 2015 году с 29 баллами страна была на 119-м месте, а год спустя с тем же количеством баллов опустилась сразу на 16 пунктов. Эти колебания связаны с тем, что системное противодействие коррупции подменяется точечными уголовными делами, а существующие антикоррупционные инструменты не получают должного развития. Кроме того, Россия не ратифицировала Конвенцию о гражданско-правовой ответственности за коррупцию. Этот договор Совета Европы предписывает странам-членам принять ряд мер для борьбы с коррупцией, в том числе ввести возможность получить компенсацию от государства для лица, понесшего ущерб от коррупции.

Как полагает директор центра "Трансперенси Интернешнл - Р" Антон Поминов, антикоррупционные меры российских властей носят точечный характер и не позволяют говорить о наличии политической воли к системным изменениям. По его мнению, для эффективной борьбы с коррупцией нужно выстроить систему, которая "не позволит власти принимать необдуманные решения в интересах узкой группы лиц".

Среди стран СНГ и географических соседей России самый большой рывок за год совершила Армения - с 35 до 42 баллов. Существенно улучшил свои показатели Азербайджан - с 25 до 30 баллов. На три балла больше, чем в 2018 году, получил Казахстан (34 баллов). На два балла улучшил свое положение Узбекистан (25 баллов). На балл больше набрали Беларусь и Киргизия (45 и 30 баллов, соответственно). Показатели Таджикистана остались неизменными (25 баллов). Остальные страны ухудшили свои показатели: Грузия и Украина потеряли по два балла (56 и 30 баллов, соответственно); Молдова и Туркменистан - по одному баллу (32 и 19 баллов, соответственно).

В этом году при составлении индекса Transparency анализировала также связь восприятия коррупции и политической целостности в каждой стране. Речь идет о том, насколько политическая система подвержена влиянию со стороны заинтересованных лиц и насколько полно она учитывает мнение всех возможных общественных факторов. В организации пришли к выводу, что хорошие показатели индекса восприятия коррупции характерны для стран, где действуют более строгие правила финансирования избирательных кампаний и широко применяются политические консультации с участием представителей общественности и бизнеса. Плохие показатели присущи странам, где в процесс принятия политических решений не вовлечены наиболее важные представители политики, общественности и бизнеса.

В связи с этим Transparency рекомендовала России принять некоторые меры для повышения устойчивости политической системы перед коррупцией. В частности, рекомендуется обеспечить условия для того, чтобы решения, касающиеся бюджета и действий властей, не диктовались личными связями и интересами, урегулировать лоббистскую деятельность, совершенствовать законодательство, касающееся урегулирования конфликта интересов, проследить за честностью избирательного процесса, а также "дать гражданам больше свободы и защищать активистов, заявителей о преступлениях и журналистов".

Между тем в январе прошлого года стало известно, что Минюст прорабатывает поправки в законодательство о противодействии коррупции, которые позволяют декриминализировать случаи "вынужденной" коррупции при обстоятельствах непреодолимой силы, которыми обычно считаются стихийные бедствия и война. Примеры "обстоятельств непреодолимой силы" Минюст пообещал привести после общественного обсуждения опубликованного уведомления.

По мнению замгендиректора "Трансперенси интернешнл - Россия" Ильи Шуманова, документ выглядит как лазейка, позволяющая чиновникам еще успешнее избегать наказания за коррупцию. Шуманов отметил, что смягчение антикоррупционного законодательства наблюдается уже несколько лет. Так, в 2018 году были инициированы поправки, позволяющие не увольнять чиновника за коррупционное правонарушение, а лишь выносить ему выговор. При этом в ноябре прошлого года МВД оценило ущерб от коррупции в России в 102 млрд рублей в год, хотя в официальных отчетах отражена лишь малая часть коррупции.