В последнее время тема Холокоста не сходит со страниц мировых СМИ. Не в последнюю очередь это происходит стараниями иранского президента Ахмади Нежада, с регулярностью раздающего скандальные заявления
AFP
В последнее время тема Холокоста не сходит со страниц мировых СМИ. Не в последнюю очередь это происходит стараниями иранского президента Ахмади Нежада, с регулярностью раздающего скандальные заявления
 
 
 
В последнее время тема Холокоста не сходит со страниц мировых СМИ. Не в последнюю очередь это происходит стараниями иранского президента Ахмади Нежада, с регулярностью раздающего скандальные заявления
AFP
502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx

Тема Холокоста не сходит со страниц мировых СМИ. Не в последнюю очередь это происходит благодаря стараниям иранского президента Ахмади Нежада, с регулярностью раздающего скандальные заявления. Не менее категорично отвечают ему лидеры Европы и США. Приходят сообщения о готовности Израиля нанести авиаудар по Ирану.

Между тем подобные настроения, бывшие прежде уделом маргинальных кругов, находят все большую поддержку и в самой Европе, и, прежде всего, среди арабских мусульман и их сторонников. О подоплеке развивающегося конфликта и том, почему евреи столь болезненно воспринимают попытки переписать историю Холокоста, пишет в среду The Guardian.

Британское издание предоставило слово журналисту Джонатану Фридленду, выросшему в семье, пережившей нацистские преследования. По его словам, еврейский народ все послевоенное время долго и болезненно пытался преодолеть "страх Холокоста", когда в повседневной жизни ведешь себя так, будто концлагеря были только недавно.

Журналист рассказывает свою историю преодоления этих страхов. Когда он первый раз приехал в Германию, для него это был поступок, стоивший ему долгих размышлений - "как будто одно мое присутствие в Германии было актом ничем не оправданного преждевременного прощения". Сам язык звучал него как наждачная бумага: "Я слышал не немецкий, я слышал нацистский". Это ощущение передалось ему от родственников.

К тому времени его сверстники уже побороли привычку ассоциировать Германию с войной, оставив грубые сравнения таблоидам. Те спокойно могли озаглавить статью о футбольном мачте с Германией "Achtung! Surrender!" ("Внимание! Капитуляция!"). Сверстники уже видели эту страну мягким либеральным гигантом, инстинктивным пацифистом и хорошим европейцем, этакой Скандинавией на Рейне.

Однако евреи чувствовали по-другому. "Я рос в семье, которая вздрагивала, слыша названия марок Krups, Siemens или Mercedes: эти слова сразу же вызывали в памяти нацистский ужас", - рассказывает Фридленд. Больно было слышать и названия мест - Берлин, Мюнхен, Нюрнберг.

Прошло два десятилетия, и эти чувства меркнут. Евреи, которые в свое время держались подальше от Германии, теперь едут сюда без лишних размышлений. Частично это реакция на процесс переоценки, который произошел в самих немцах за 60 лет после краха Гитлера. Страна честно признала свое прошлое. Она рассказывает своим детям ужасную правду о Третьем рейхе и в результате изменила национальный образ собственного "я", а возможно, даже свой национальный характер.

Как рассказала одна женщина в Гамбурге, немцы никогда больше не смогут испытывать патриотизм, который испытывают другие народы: "Мы никогда не сможем произнести одного предложения: "Мы гордимся своей историей". Некогда воинственные люди сменили курс: по словам журналиста, в сегодняшней Германии наиболее низким социальным статусом пользуется профессия солдата.

Евреи на это отреагировали. Они могут видеть, что даже у 80-летнего старика в Мюнхене или в Дюссельдорфе была военная карьера, сопряженная с убийствами, но сегодняшняя Германия - это другая страна. Да и в самих евреях произошла перемена. Холокост становится историей, и евреи начали смотреть на нацистский период как на часть прошлого, а не как на живое настоящее. Это не обернулось легким прощением преступлений или легким чувством того, что надо просто продолжать жить. Но, тем не менее, эта перемена произошла, пишет The Guardian (полный текст на сайте Inopressa.ru).

Прежде всего, постепенно затягиваются раны. В этом месяце в Израиле стартовал мюзикл Мела Брукса "Продюсеры", в котором Гитлера играет израильтянин, одетый фюрером и покрытый нацистскими свастиками. "Да, Гитлер пришел в Тель-Авив, и небо не обрушилось на землю", - писал израильский обозреватель Том Сегев. То, что раньше было категорически запрещено и слишком болезненно, постепенно становится возможным.

Это хорошо для тех евреев, которые хотели "выйти из тени Холокост", считает журналист. Конечно, некоторые сделали нацистскую эпоху основой своей еврейской идентичности: обратите внимание на американских евреев, которые с огромной энергией создают музеи Холокоста даже в относительно маленьких городах. Но другие хотели прославлять еврейскую жизнь, а не вечно скорбеть по еврейской смерти. По признанию Фридленда, одной из целей его книги о своей семье, опубликованной в минувшем году, было сместить внимание читателей с Холокоста на другие стороны жизни.

"Я хотел бросить вызов пропагандисту нацизма и антисемиту Дэвиду Ирвингу, который любит заявлять, что Холокост был единственной интересной вещью, когда-либо случившейся с евреями. Я хотел написать книгу о еврейской жизни XX века, которая не покрыта свастиками", - говорит он.

Однако это желание выйти из тени Шоа постоянно наталкивается на препятствия. С одной стороны, Холокост "кажется тем страшнее, чем дальше мы от него отходим". Море книг и фильмов о нацистской эре не пересыхает. Включите любой из телеканалов, где показывают документальные фильмы, и вы наверняка увидите архивные съемки коричневых рубашек или фашистских сапог. "За исключением Генри VIII, Гитлер, возможно, является единственной исторической фигурой, о которой знают дети в британских школах", - пишет The Guardian.

В то же время, сколько бы времени ни потребовалось на залечивание этой раны, есть те, кто намерен бередить ее вновь и вновь. Президент Ирана, возможно, слишком невежественен, чтобы понимать, какое это оказывает воздействие, когда он снова и снова пытается усомниться в правдивости смерти 6 млн евреев от рук нацистов. За полгода президентства иранский лидер объявил Холокост мифом и предложил провести в Тегеране конференцию негационистов, призвал стереть Израиль с карты земли, а недавно предложил переселить миллионы израильтян в Европу.

"Учитывая, что эти слова звучат из уст мужчины, очевидно, помешанного на создании ядерной бомбы, чем еще, по его мнению, должно все это звучать для еврейского уха, как не предупреждением о грозящем ужасном бедствии, которое имеет самое болезненное историческое эхо?", - риторически вопрошает журналист. Остальной мир может смотреть на евреев и видеть хорошо устроенную, живущую в безопасности общину, он может смотреть на Израиль и видеть вооруженного оккупанта и региональную супердержаву.

Но, когда начинает говорить человек вроде Ахмади Нежада, евреи и израильтяне смотрят в зеркало и видят нечто совсем другое: известный образ испуганного ребенка с поднятыми вверх руками, съежившегося под нацистскими автоматами. Это может звучать как своего рода коллективное безумие, но помните: газовые камеры использовались всего 60 лет назад. И если еврейская душа до сих пор изранена, это вряд ли может вызывать удивление.

27 января Великобритания в шестой раз отмечает день памяти жертв Холокоста, приуроченного ко дню освобождения советскими войсками узников Освенцима. В этом году мусульманский совет страны вновь бойкотирует траурную церемонию по этому случаю. В воскресной программе на BBC Radio 4 представителя совета Инайата Бунглавалу спросили, не посылает ли он некий сигнал, отказываясь участвовать в церемонии. "Мы также посылаем сигнал, не участвуя в параде сексуальных меньшинств", - заявил он. На вопрос, как это можно сравнивать, он ответил, что "это религиозный принцип".

Цель подобных действий - заставить евреев, которые в противном случае могли бы пытаться двигаться вперед, обращаться назад и снова и снова отстаивать и правдивость, и исключительный характер нацистского смерча. "Мы хотим выйти из этой тени, но только усомнитесь в ее реальности - и вы опять загоните нас в тень", - заключает Фридленд.