В Германии разрешили отключать от аппаратов умирающих больных по их желанию
 
В Германии разрешили отключать от аппаратов умирающих больных по их желанию
Вести

Апелляционный суд Германии постановил, что отключение от аппаратов, поддерживающих жизнь умирающих больных, при их личном согласии, не является уголовным преступлением, сообщает BBC.

В частности, Федеральный суд Карлсруэ оправдал адвоката, который порекомендовал женщине отключить систему, поддерживающую жизнь ее умирающей матери.

Ранее сама больная высказывалась против того, чтобы ее жизнь поддерживалась искусственным путем.

В Федеральный суд адвокат обратился после того, как суд первой инстанции приговорил его к девяти месяцам заключения условно.

Пожилая немка впала в кому в 2002 году, и не приходила в себя уже в течение пяти лет, когда ее дочь отключила медицинскую систему, питающую организм больной. Это произошло после того, как руководство дома престарелых отказалось выполнить последнюю волю пациентки, которую та выразила устно в доверительном разговоре с дочерью незадолго до инсульта.

Врачи больницы, где находилась умирающая женщина, вновь подключили систему, вопреки желанию ее детей, однако через дне недели у больной окончательно отказало сердце и она скончалась.

По словам министра юстиции Германии Сабины Лейтхессен-Шнаренбергер, решение суда внесло ясность в дела, касающиеся смертельно больных пациентов.

Однако, как подчеркивает издание Spiegel, это решение не касается активной эвтаназии, то есть прямого умерщвления пациента по его просьбе - такие действия в Германии по-прежнему квалифицируются как преступление и наказываются лишением свободы сроком до пяти лет.

Легализовано лишь отключение устройств, искусственно поддерживающих жизнь смертельно больных, и только в том случае, если они четко дали на это свое согласие.

Как пишет Deutsche Welle, более 10 миллионов немцев уже составили так называемые "распоряжения пациентов". Законную силу они имеют с 1 сентября 2009 года. В этих распоряжениях пациент может изложить свою волю на случай смертельной болезни или недееспособности. Причем он может сформулировать свое отношение не только к применению аппаратуры по поддержанию жизни, но и к другим видам терапии.

Подобные распоряжения должны быть составлены в письменном виде и заверены собственноручной подписью пациента либо подписью опекуна или врача, заверенной нотариусом. Однако, как показывает решение Верховного суда, учитываются и устные изъявления воли пациента.

Решение Верховного суда урегулировало лишь незначительную часть проблем, связанных с эвтаназией. Речь в нем идет лишь о верховенстве последней воли пациента. Однако большинство граждан такого распоряжения не оформили. Да и при его наличии просто невозможно учесть все возможные обстоятельства, отмечает издание.

Постоянно растет число людей, страдающих болезнью Паркинсона, Альцгеймера или попросту старческим слабоумием. Даже если пациент составил распоряжение и на этот случай, где грань, после которой оно может или должно вступать в силу? Где порог между сознательной жизнью и биологическим или "растительным" существованием. Как соблюсти волю пациента и, одновременно, оградить его, например, от злой воли наследников?

Закон различает между прямой и косвенной, то есть, активной и пассивной помощью в эвтаназии. Пассивная допустима, активная карается законом. Обычно приводится такой пример: инъекция яда - активная помощь, она наказуема. А инъекция болеутоляющих средств, например, морфия - это пассивная помощь. Но кто возьмется в каждом конкретном случае установить, какая доза была заведомо смертельной, а какая - нет?

Во всяком случае, общественная дискуссия вокруг эвтаназии продолжится, отмечает издание.

В данный момент эвтаназия разрешена в Бельгии и Нидерландах. В США в штатах Огайо и Вашингтон действует закон, разрешающий оказание медиками помощи в осуществлении самоубийства больным в терминальной стадии.