Париж. Бернар Люазо, 52 лет, владелец ресторана La Cote d'Or в Бургундии - одного из 16, согласно путеводителю Мишлен, трехзвездных ресторанов во всей Франции, - умер вследствие огнестрельного ранения, вероятно, покончил с собой
 
Париж. Бернар Люазо, 52 лет, владелец ресторана La Cote d'Or в Бургундии - одного из 16, согласно путеводителю Мишлен, трехзвездных ресторанов во всей Франции, - умер вследствие огнестрельного ранения, вероятно, покончил с собой
theworldwidegourmet.com

Париж. Бернар Люазо, 52 лет, владелец ресторана La Cote d'Or в Бургундии - одного из 16, согласно путеводителю Мишлен, трехзвездных ресторанов во всей Франции, - умер вследствие огнестрельного ранения, вероятно, покончил с собой.

В понедельник тело Люазо обнаружили в спальне его дома в Солье, где расположен и ресторан. Рядом лежало охотничье ружье.

Эта смерть - еще одно свидетельство той огромной цены, которую люди платят, чтобы взобраться на самый верх и там удержаться, пишет сегодня The International Herald Tribune (перевод на сайте Inopressa.ru). Люазо отличался тем, что был и невероятно везуч, и крайне честолюбив.

Трудно поверить, что человек, у которого есть успех, семья - жена и трое детей - и слава, покончит со всем этим одним выстрелом. Но спросите многих из тех, кто стоит на вершине, особенно шеф-поваров трехзвездных французских ресторанов, чего они более всего боятся изо дня в день, и это окажется непостижимая, но невыразимо страшная мысль о том, как бы не потерять свое положение.

Хотя ресторан La Cote d'Or сохранил свой трехзвездный статус в путеводителе Мишлен, который будет выпущен в пятницу, в течение трех последних недель во французской прессе муссировались слухи о том, что рейтинг Люазо в опасности и что он, наряду с другими трехзвездными ресторанами, подвергается у специалистов Мишлен проверкам. А только что вышедший, конкурирующий с Мишлен, путеводитель Gault-Millau за 2003 год снизил рейтинг Люазо с 19 до 17 пунктов, из возможных 20.

Хотя французские трехзвездные рестораны произрастают из маленьких семейных предприятий, которые поддерживали лучшие традиции французской кухни - подобно ресторану Pic в Валенсии, Auberge de l'Ill в эльзасском Илльхаузерне и Pyramid в Вене - к тому времени, как Люазо в 1977 году примкнул к этой звездной игре, она уже стала крупным бизнесом.

В последние годы Мишлен жестко критиковали за поощрение, иногда навязчивое, роскоши в ресторанах высшего класса, предполагая, что роскошь эта покупается за счет качества кухни.

Для Люазо крупный бизнес приравнивался к крупным долгам, и, когда он в 1998 году выставил на продажу акции своей сети ресторанов Bernard Loiseau group, общее мнение склонялось к тому, что наверняка это способ перекрыть невыплаченные обязательства.

Любой француз, спроси его на улице, кто во Франции лучший повар, вслед за Полем Бокюзом назвал бы Люазо. Он всегда с готовностью появлялся на телеэкране, чтобы защитить французскую гастрономию, попутно сделав рекламу своему делу. В супермаркетах с этикеток изготовленных им продуктов сияло улыбкой его лицо.

Помимо заведения в Бургундии, у него было три ресторана в Париже ("Тетя Луиза", "Тетя Маргарита" и "Тетя Жанна") и солидная сеть в Японии.

Писали, что однажды он сказал: "Я - Эрме от кухни", имея в виду Hermes, шикарный модельный дом.

Люазо обладал многими отличиями, о которых большинство французов может только мечтать. Не считая трех звезд от Мишлен, он был кавалером вожделенного ордена Почетного легиона, множество ресторанных путеводителей в течение многих лет называло его поваром года, он состоял членом престижной ассоциации Relais et Chateaux group.

Родом из городка Шамальер в Оверни поблизости от Клермон-Ферран, Люазо в 20 лет окончил школу и четыре года провел на кухне отличного ресторана братьев Труагро в Роанне.

Позже он стал шеф-поваром ресторанов La Barriere de Clichy и La Barriere Poquelin в Париже, а в 1975 году купил свой La Cote d'Or, тогда маленький и более чем скромный, хотя и легендарный трактир, десятилетиями ранее славившийся кухней своего тогдашнего шефа Александра Дюмэна.

Эти полуруины посреди скучного поселения с 3 тыс. жителей Люазо почти в одну ночь превратил во дворец. Мало-помалу он расширил его пределы, превратив в настоящий оазис роскоши, с джакузи и стенами из золотистого бургундского камня. И посыпались звезды: первая в 1977, вторая в 1981, третья в 1991.

Как повар Люазо не стоял на месте. Его кухня никогда не была закоснелой, но он крепко держался за местные, классические бургундские, рецепты, преобразив их по своему вкусу: лягушачьи лапки с чесночным пюре и соусом из петрушки, цыпленок, сваренный с трюфелями, набитыми под кожу, улитки с крапивой.

Порой он прямо-таки ослеплял. Я помню один такой ужин, после которого мы сняли комнату и остались на ночь только для того, чтобы на другой день отведать его картофельные яства: одно блюдо - картофель с рублеными черными трюфелями, а второе - он же под соусом из обжаренных, а потом тушеных бычьих хвостов.

Он всегда отличался выносливостью и заразительной энергией, и его круглое, открытое лицо с темными, глубоко посаженными глазами, казалось, говорило: "Надо просто любить жизнь!"

"В смерти его урок, преподанный нам, заключается, наверно, в том, что надо как-то научиться умерять свой аппетит к славе и успеху. Или, по меньшей мере, не обольщаться на этот счет", - резюмирует издание.