Financial Times: Путин восстановит Чечню на средства Запада
 
Financial Times: Путин восстановит Чечню на средства Запада
Архив NTVRU.com

По мере приближения годовщины терактов 11 сентября в отношениях между Россией и США вновь возникают старые проблемы, пишет сегодня Inopressa.Ru со ссылкой на Financial Times.

Речь идет о настойчивом стремлении России поддерживать тесные отношения с Ираном, Ираком и Северной Кореей, то есть странами, которые США включили в "ось зла". Но еще большую тревогу вызывает возобновление разногласий по поводу войны в Чечне. Новое американо-российское партнерство, возникшее, когда президент России Владимир Путин поддержал действия США против движения "Талибан", сейчас проходит проверку на прочность.

На прошлой неделе Россия опровергла свою причастность к бомбардировке грузинских сел, расположенных неподалеку от границы с Чечней. Министр обороны России Сергей Иванов высказал предположение, что это дело рук самих грузинских войск. Однако США, союзник Грузии, возложили ответственность за случившееся на Россию. По словам из Вашингтона, там серьезно обеспокоены нарушением суверенитета Грузии.

Инцидент привел к тому, что российско-грузинские отношения, которые всегда были непростыми, опустились до самого низкого уровня за последнее десятилетие, говорится в статье. Грузинский парламент призвал президента страны Эдуарда Шеварднадзе начать процедуру выхода из СНГ, где доминирует Россия, и потребовал закрыть последние российские военные базы, оставшиеся на территории Грузии с советских времен.

США заявили, что они не хотят, чтобы этот конфликт поставил под угрозу в целом хорошие отношения с Россией. В некоторых практических областях эти отношения продолжают улучшаться. На прошлой неделе Россия и США совместно участвовали в операции по вывозу обогащенного урана с заброшенного ядерного реактора в Сербии. Однако напряженность на российско-грузинской границе разрядить будет нелегко.

Россия утверждает, что чеченские повстанцы нашли убежище в приграничных районах Грузии, прежде всего в Панкисском ущелье. Именно оно стало объектом бомбардировки на прошлой неделе. По мнению Грузии, Россия преувеличивает серьезность проблемы. Но Россия пошла дальше, заявив, что, если Грузия не может обеспечить охрану своей собственной границы, она должна позволить российским войскам выполнить эту работу.

Чеченская война стала определяющим фактором в отношениях между Россией и Западом с момента ее развязывания в 1994 году. Война разрушила экономику и инфраструктуру Чечни, а также способствовала появлению беженцев и усилению сепаратистских настроений. Россия называет повстанцев "бандитами и террористами". Москва говорит, что они связаны с "Аль-Каидой", тем самым давая понять, что боевые действия против чеченских повстанцев следует рассматривать как составную часть войны, которую Запад ведет против терроризма.

После событий 11 сентября США и Европа ослабили критику чеченской войны, опасаясь вызвать гнев России, чья помощь была им тогда необходима. Но теперь, когда ситуация в Центральной Азии стабилизировалась, а в Чечне до сих пор продолжаются боевые действия, Запад вновь начинает выражать беспокойство и высказывать критические замечания.

Даже если Запад отчасти разделяет взгляды России на войну в Чечне как на "антитеррористическую операцию", перенос военных действий на территорию Грузии приведет лишь к распространению хаоса, а не его прекращению. Чечня - не единственная проблема, вновь возникающая в американо-российских отношениях.

Отказ России ограничить контакты с Ираком и Северной Кореей тоже начинает вызывать раздражение Вашингтона. На прошлой неделе министр обороны США Дональд Рамсфельд заявил, что Россия наносит ущерб своим интересам, выставляя напоказ свои дружеские отношения с "террористическими" государствами. Однако за всем этим стоит нечто, не столь явно бросающееся в глаза.

Financial Times пишет, что Россия напугала США, собираясь заключить с Ираком экономическое соглашение, согласно которому Ирак обещает в ближайшие 10 лет предоставить российским компаниям контракты на общую сумму 40 млрд. долларов. Возможно, тем самым Россия определила цену своим экономическим интересам в Ираке. Быть может, Москва дает понять, что, если этим интересам ничего не будет угрожать, она согласится на свержение режима Саддама Хусейна.

Подобным же образом, когда в июле Россия публично предложила построить в Иране еще пять ядерных реакторов в дополнение к уже строящемуся, она, возможно, просто хотела увеличить размер компенсации за прекращение своего ядерного сотрудничества с Ираном, чего требуют США.

Что касается Северной Кореи, то Россия сделала скромную ставку, которая, видимо, приносит свои дивиденды. Обхаживая северокорейского диктатора Ким Чен Ира, Россия отчасти потеснила Китай в качестве основного союзника Пхеньяна, пишет газета. Недавно Северная Корея обнародовала план своих экономических реформ и, по имеющимся сведениям, обратилась к Японии с просьбой о содействии в деле улучшения отношений с США. Большая часть заслуги в том, что наконец-то удалось преодолеть замкнутость Северной Кореи, принадлежит Путину.

Судя по развитию событий, в Чечне подобный оптимистический сценарий вряд ли возможен. Разрушения в республике настолько значительны, а ненависть между русскими и чеченцами пустила настолько глубокие корни, что обе стороны оказались вовлеченными в почти средневековый конфликт, за которым другие страны могут лишь наблюдать - с ужасом и почти неприкрытым отвращением.

Вернувшись из поездки в Чечню, уполномоченный по правам человека в РФ Олег Миронов заявил, что трудно отличить российских солдат от чеченских бандитов. "Самое ужасное, что своими действиями солдаты способствуют пополнению рядов боевиков", - отметил он.

Возможно, единственное, на что может надеяться Чечня, это то, что в рамках озвученного Путиным курса на сближение с Западом Россия сама сумеет по-новому оценить ущерб, который война нанесла ее социально-экономическому развитию, а также отношениям с Западом. Россия не может рассчитывать на полное доверие к себе со стороны западных стран, пока в ходе чеченского конфликта она будет использовать методы, кардинальным образом отличающиеся от методов, принятых на Западе.

Учитывая ставку Путина на союз с Западом, дальнейшее развитие событий представляет собой относительно простую дилемму: или продолжающаяся чеченская война будет препятствовать сближению с Западом, или сближение России с Западом поможет остановить чеченскую войну. Второй вариант подразумевает оказание России международной помощи, как военной, так и финансовой, для урегулирования проблемы, которую Москва до сих пор считала своим внутренним делом.

Перспектива появления в Чечне зарубежных миротворцев, администраторов, строителей и инженеров может быть расценена многими российскими политиками как посягательство на суверенитет России. К числу скептиков могут примкнуть даже высокопоставленные чиновники из ближайшего окружения Путина, включая министра обороны Иванова, который в прошлом году первоначально высказался против американского присутствия в Центральной Азии.

Однако более важным фактором, из которого будет исходить российское руководство, является потенциальная реакция российской общественности. Не за горами парламентские и президентские выборы и неизвестно, одобрят ли избиратели подобные намерения.

Принимая во внимание отдельное положение Чечни по отношению к остальной России, а также безразличие, с которым большинство россиян стали относиться к чеченской войне, трудно представить, почему они должны внезапно воспротивиться планам установления мира в этом регионе.

Баллотируясь на президентский пост в 2000 году, Путин пообещал закончить войну. Такое развитие событий особенно вероятно, если Путин представит восстановление Чечни на западные деньги как заслугу собственной дипломатии.