Главный прокурор Грузии Отар Парцхаладзе подал в отставку, которую принял премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили. Парцхаладзе вынужден был оставить свою должность после разгоревшегося скандала о его судимости в Германии
 
Главный прокурор Грузии Отар Парцхаладзе подал в отставку, которую принял премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили. Парцхаладзе вынужден был оставить свою должность после разгоревшегося скандала о его судимости в Германии
pog.gov.ge

Главный прокурор Грузии Отар Парцхаладзе подал в отставку, которую принял премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили. Парцхаладзе вынужден был оставить свою должность после разгоревшегося скандала о его судимости в Германии, сообщает "Новости-Грузия", ссылаясь на официальное заявление грузинской прокуратуры.

"В результате появившихся в обществе вопросов в связи с моей биографией считаю своей обязанностью проявить уважение и учесть мнение общественности и оставить должность главного прокурора", - заявил Парцхаладзе. По его словам, несмотря на то, что никаких уголовных проблем с нахождением на должности главного прокурора у него не имеется, Парцхаладзе не хочет, "чтобы сомнению поддавалась легитимация расследования тех дел, которые на данный момент ведет главная прокуратура".

Премьер-министр Гарибашвили подписал приказ о назначении Парцхаладзе главным прокурором в свой первый рабочий день на посту главы правительства Грузии. До назначения на пост главного прокурора, Парцхаладзе работал начальником следственной службы Минфина Грузии.

Отметим, что скандал, из-за которого Парцхаладзе ушел в отставку, разгорелся после слов отстраненного от должности мэра Тбилиси Гиги Угулава, который рассказал, что Парцхаладзе в 2001 году был осужден за воровство и разбой по статьям 249 и 252 УК Германии и приговорен к условному заключению на год и один месяц. Кроме того, по утверждению Угулава, Парцхаладзе было ограничено пассивное избирательное право и право занимать определенные должности, действующее до 2016 года.

Парцхаладзе признал, что в 2000 году был осужден в Германии, но не за разбой, а за препирательство с полицейским, и назвал разговоры о более тяжких преступлениях "грязной политической кампанией".