Виктор Вексельберг
 
Виктор Вексельберг
Пресс-служба Президента России

"Бизнесмен жалуется, что его не пускают к семье, которая живет в США, а потом, что называется, на голубом глазу начинает уверять собеседника в том, что вообще не понимает, по какой такой причине на него ополчились правительственные структуры США. Мол, ничего предосудительного он не делал, просто сходил на инаугурацию Трампа", - пишет главный редактор "Ежедневного журнала", комментируя свежее интервью Виктора Вексельберга.

"Когда 6 апреля прошлого года Минфин США внес Виктора Вексельберга в санкционный список, вряд ли это известие стало для российского бизнесмена сюрпризом. Поэтому теперь, когда он говорит, что "не мог заранее предсказать попадание под санкции", г-н Вексельберг, конечно, лукавит. Вернее, просто врет, поскольку на наивного простофилю этот человек похож меньше всего. К моменту обнародования решения Минфина США г-н Вексельберг прекрасно знал, что комиссия спецпрокурора Мюллера занимается им очень плотно. Он даже сам поспособствовал ее работе — в аэропорту Нью-Йорка добровольно дал показания двум следователям из бригады Мюллера.

Сегодня уже можно констатировать: в деле о вмешательстве России в американские выборы Виктор Вексельберг — один из главных персонажей. За неделю до выборов он встречался с адвокатом Трампа Майклом Коэном, которому в свое время под разными предлогами перевел, использовав кипрские офшоры, от одного до полутора миллионов долларов, по данным американской прессы. Адвокат одной из порноактрис документально подтвердил тогда, что часть этих денег пошла на улаживание конфликта Трампа с его подопечной.

Разумеется, в частных разговорах аффилированные с Кремлем эксперты по обе стороны океана говорят нынче: "Ну, предположим, какие-то русские олигархи — Вексельберг, Дерипаска, Блаватник или кто-то еще — помогли Трампу деньгами. А где здесь Путин? Кто-нибудь может доказать, что Путин приказал им поддержать Трампа?" Нет, конечно, радостно киваем мы в ответ. Но только вряд ли найдется хоть одни вменяемый человек, включая вас, дорогие господа, кто бы искренне поверил в то, что "окучивание" кандидата на пост президента США — частная инициатива каких-то пусть и очень богатых жуликов из России.

Виктор Вексельберг, конечно, предпринял все меры, чтобы минимизировать издержки: попытался вывести из-под санкций часть своих активов, начал судиться со швейцарскими банками, когда те заморозили два миллиарда его личных франков, сам вышел из совета директоров ряда компаний и, разумеется, попросил помощи у российского правительства. И, как следует из слов министра Силуанова, помощь Вексельбергу из бюджета РФ была оказана еще год назад. Правда, министр не уточнил, в каком объеме, но просил Вексельберг пять миллиардов долларов. И все равно, по данным финансовых экспертов, потери Виктора Вексельберга от санкций США составили около трех миллиардов долларов. Но в том же интервью г-н Вексельберг уверяет: "Для меня это полный жизненный крах. Дело тут не в деньгах и не в бизнесе, а в моей личной ситуации". И в искренность этого фактически вопля отчаяния почему-то сразу верится. Только жалости он не вызывает.

Нельзя исповедовать либеральные ценности, позиционировать себя "космополитом", выстраивать свою жизнь в свободном мире и одновременно быть важной частью варварского диктаторского режима, который этот самый мир всеми силами пытается разрушить. То есть можно, но, как мы видим, не до бесконечности. Рано или поздно такая ситуация взрывается. Что и случилось с Виктором Вексельбергом".