Все онлайн-магазины докладывают об обвальном, взрывном, в десятки раз, росте продаж туристического оборудования: люди закупают палатки, спальники, пенки, примусы, котелки, походные куртки
 
Все онлайн-магазины докладывают об обвальном, взрывном, в десятки раз, росте продаж туристического оборудования: люди закупают палатки, спальники, пенки, примусы, котелки, походные куртки
Moscow-Live.ru / Михаил Незговоров

"Все онлайн-магазины докладывают об обвальном, взрывном, в десятки раз, росте продаж туристического оборудования: люди закупают палатки, спальники, пенки, примусы, котелки, походные куртки. Я здесь вижу несколько психологических причин", - пишет профессор НИУ ВШЭ на своей странице в Facebook.

"Во-первых, терапевтическая инвестиция в надежду - вот закончится карантин, поедем на природу. Во-вторых, терапевтическая же иллюзия самодостаточности: мы хорошо упакованы, мы готовы к любой неожиданности, чуть что -кидаем вещи в машину и едем в землянку окапываться. И кстати, сейчас несколько моих хороших знакомых пережидают карантин именно так, в лесах, с запасом продуктов, в сотнях километров от Москвы.

Это, кстати, развито и у американцев, которые куда больше нашего подвержены природным стихиям (торнадо, ураганы, наводнения) и готовы при первых признаках угрозы покидать сапоги, бензопилы и ящики с банками супа Campbell в кузов пикапа F-150 и отбыть в укрытие.

Но я сейчас не о психологии эскейпа, она понятна, а о последствиях: в итоге этого кризиса, как мне кажется, мы станем более органичными, биологичными и экологичными (по Мортону), внимательными к собственному телу и окружающей среде, ценящими природу и опыт изоляции, более подвижными и самодостаточными, независимыми от индустриальных машин по производству массовых развлечений.

Условно говоря, переход свободного времени от концепции Диснейленда (и полета туда на самолете) к концепции похода на природу или хотя бы поездки на велосипеде по городу. Как я сформулировал это для себя в недавней онлайн-лекции, "выход из кризиса будет зеленым" (и по отношению к нефти и ископаемому топливу, и по отношению к привычкам потребления, и в новых практиках телесности).

И это, кстати, к вопросу о моих "апокалиптических" взглядах на пандемию и на различные "катастрофические сценарии", которые я тут регулярно рассматриваю. Да, я вижу этот кризис не как погибель, а как возможность для цивилизации - и в частности, для моей собственной жизни, и для России - выйти из состояния застоя в новое качество, как шанс для революционного слома уже отживших, тянущихся из ХХ века, структур.

Другое дело, что мы этим шансом перестроить экономики, общества и собственные тела можем не воспользоваться, но по крайней мере сейчас есть хорошая возможность тестировать границы повседневности и прочность институтов".