Рут Бэдер Гинзбург
 
Рут Бэдер Гинзбург
Фото: Medill DC / flickr.com

"Сегодня ночью умерла Рут Бэдер Гинзбург, либеральная судья Верховного суда США. Ей было 87 лет, она долго боролась с разными видами рака. К зданию суда пришли сотни людей - и это при том, что суд суперзакрытый институт. Гинзбург была суперзвездой, и ее смерть - очень важная история. Вот почему", - пишет фотограф на своей странице в Facebook.

"В Верховном суде США 9 судей, они назначаются пожизненно. Гинзбург назначил Билл Клинтон ещё в 1993 году, она стала всего лишь второй женщиной в истории ВС (ещё двух назначил Обама). Она из бедной семьи еврейских эмигрантов из Одессы, получала юридическое образование, воспитывая ребенка - и все это тогда, когда девушек на американских юрфаках не было совсем, и к ней относились с недоумением и презрением: на ужине с деканом ее просили объяснить, почему она занимает "место мужчины", а в один из залов библиотеки не пускали женщин.

Она закончила Колумбийский университет с отличием - но судья, которому рекомендовали взять ее как клерка, даже не стал с ней разговаривать. Еврейка, женщина, мать - эта комбинация почти лишила ее профессии. Она пошла преподавать, но и там не без сложностей, пришлось скрывать беременность до момента продления контракта. А потом она долго работала с ACLU, правозащитной организацией, которая в послевоенные годы организовывала системные юридические кампании по борьбе с самыми разными видами дискриминации.

В последние годы Гинзбург была, наверно, самой известной судьей ВС. Был даже мем, где ее называли Notorious R.B.G. (аллюзия на рэпера Notorious B.I.G.), ее часто показывали в SNL, в последние годы вышла большая биография и документальный фильм, номинированный на "Оскара".

Известной Гинзбург стала из-за бескомпромиссной позиции, долгой работы в суде, яростных особых мнений (но при этом она дружила с таким же яростным судьей-консерватором Антонином Скалией, и они помогали друг другу писать особые мнения.)

Так получилось, что ее 27 лет в суде пришлись на достаточно консервативную фазу его устройства, и она чаще всего была в меньшинстве. Среди красивых побед - например, история о том, как в суд пришла жалоба на школьный обыск с раздеванием 13-летней девушки, у которой искали ибупрофен. В тот момент Гинзбург была единственной судьей-женщиной, и остальные слушали выступления сторон без особого интереса, сравнивали обыск с переодеванием в раздевалке. Гинзбург убедила их поддержать школьницу.

Главное дело жизни Гинзбург - борьба с гендерной дискриминацией. И тут тоже есть красивая история: в 1996 году она объявляла решение большинства - кадетская академия в Вирджинии обязана принимать девушек. (Академия пыталась доказать, что девочки не потянут требования, а суд решил, что шанс попробовать у них быть должен.) В 2018 году Гинзбург выступала в этой школе - среди 1700 студентов было 200 девушек.

Почему вообще важен Верховный суд? Это вершина одной из 3 ветвей власти, тем сильнее, что судьи назначаются пожизненно. Именно суд принимает финальное решение по конституционности каждой крупной реформы. Обамакейр, например, устояла чудом. Именно суд разрешил гей-браки. Если консервативные судьи смогут получить в нем 6 мест, это будет означать, что у них на десятилетия вперед будет контроль над всеми реформами и над многими политическими конфликтами. Именно суд в июле решал, обязан ли Трамп показывать финансовые документы. (Оговорюсь в скобках, что радикальные судьи-консерваторы очень любят апеллировать к лицемерной концепции юридического неактивизма - дескать, это вот либеральные судьи чего-то там решают, а мы не конгресс, мы вот только конституцию трактуем. На практике, конечно, это не так.)

Как я писал, в суде 9 судей. Каждое назначение - на десятилетия. Сейчас 5 из них скорее консервативны, включая председателя Робертса. И после смерти Гинзбург осталось три либеральных судьи. (Отмечу, что большинством из 5 судей решается лишь каждое пятое дело - а единогласно около половины; мы применяем к суду политическую оптику и говорим о фракциях и взглядах судей, но они куда ближе к центру, чем партии; впрочем, расслоение чуть сильнее в резонансных делах.)

Нового судью Верховного суда предлагает президент, а утверждает простым большинством сенат, где сейчас шаткое большинство тоже у республиканцев. До выборов 46 дней. Инаугурация нового президента 20 января, а в начале января закончатся текущие каденции сенаторов. По состоянии на вчера и там, и там с большей вероятностью должны были победить демократы. Смерть Гинзбург меняет все.

В феврале 2016 года, за 200+ дней до выборов, на которых победил Трамп, умер консервативный судья Скалия. Республиканцы тогда тоже контролировали сенат - и в нарушение всех традиций отказались даже обсуждать кандидатуру предложенного Обамой судьи. Их аргумент был прост: скоро выборы, и пусть американский народ решает, кому назначать судью.

Казалось бы, зеркальная ситуация: в год выборов, умирает судья с противоположными президенту взглядами. Но есть одно отличие - сейчас республиканцы тоже контролируют большинство в Сенате. А значит, могут попытаться провести сейчас консервативного судью вместо либеральной Гинзбург. Для этого им надо всего лишь перечеркнуть обещания, которые они публично давали все эти годы - с тех пор, как их истерика в 2016 году помогла им сохранить место консерватора Скалии.

Технически демократы им вряд ли могут помешать: до нового конгресса 107 дней, и даже если выборы закончатся наиболее вероятным исходом - разгромным поражением Трампа и небольшим преимуществом демократов в Сенате - вплоть до инаугурации правые смогут проводить необходимые процедуры и добиться назначения нового судьи. На пожизненный срок. Лидер сенатского большинства Макконнелл уже заявил, что избирали сенаторов туда для проведения повестки Трампа, а значит, почему бы не проголосовать за его кандидата? Поэтому сейчас демократы будут стараться сделать эту стратегию максимально дорогой для республиканцев. Например, за первые часы после смерти Гинзбург и заявлений республиканцев о ее замене, демократы собрали на сайте, аккумулирующем пожертвования на кампании своих кандидатов, 20 миллионов долларов. Если места под переизбираемыми сейчас 7-8 республиканскими сенаторами зашатаются от одних этих разговоров - может быть, они и остановятся.

Эта тактика уже начала работать. Сенатор из Юты Митт Ромни объявил, что голосовать за нового судью должен новый конгресс, который соберется в январе; сенаторы Коллинз из Мэна и Мурковски из Аляски говорили про это еще летом, когда речь шла об абстрактном случае. При этом Коллинз сейчас переизбираться, и она не выглядит фаворитом в своем штате. Сдержит ли она слово, если между ноябрем и январем будет "хромой уткой", а президентом будет избран Байден?

И еще одно важное следствие грустного ночного события. Прямо сейчас ноябрьские выборы стали не про переизбрание Трампа, а про шанс для консерваторов гарантировать себе существенную часть контроля на десятилетия вперед вне зависимости от полевения Техаса и прочих явно катастрофических для них тенденций. И есть шанс, что эта открывшаяся прямо сейчас - а не когда-то потом иллюзорно - пожизненная вакансия в Верховном суде станет важнейшей точкой сборки для всех консервативно настроенных избирателей, которые в обычной ситуации Трампа явно не поддержали бы. (Другое дело, что если судью на место Гинзбург будет назначать Байден, либералов все равно будет в суде всего 4, и никакой катастрофы для консерваторов не случится)Предcмертное заявление самой Рут Бедер Гинзбург звучит так: "мое самое страстное желание - чтобы мою замену не выбирали до инаугурации нового президента".

Tl;DR

Политический расклад такой: у республиканцев - отличная возможность закрепить контроль над одной из ветвей власти на 10-20 лет. но действия, необходимые для этого, могут лишить их контроля над двумя другими ветвями с января. А могут, наоборот, помочь консолидации сторонников".