Владимир Путин, 7 мая 2018 года
 
Владимир Путин, 7 мая 2018 года
Пресс-служба Президента России

"Бешеный принтер завершил рабочую неделю, и многие задаются вопросом, а зачем вот это все было? От запрета просветительской деятельности до борьбы с иностранными агентами и интернет-платформами? Когда Путин только пришел к власти, в России еще были сильные губернаторы, независимые депутаты, судьи, бизнес, СМИ. И со всеми необходимо было считаться, учитывать разные мнения, интересы, а еще следовать нормам международного права, поскольку страна много лет интегрировалась в мировую экономику", - пишет политик на свое странице в Facebook.

"Так вот 20 лет Путина - это уничтожение системы сдержек и противовесов, ограничивающих его власть. Чтобы не уходить в долгую аналитику, давайте просто вспомним основные решения и фирменный стиль нашего обнуленца.

За первые два срока Путин взял под контроль основные федеральные СМИ, все финансовые потоки, суды и регионы. Это и отъем федеральных телеканалов, и посадка Ходорковского, и отмена выборов губернаторов с переходом на федеральные округа и реформа межбюджетных отношений, когда регионы потеряли самостоятельность из-за того, что больше налогов стало уходить в Москву и т.д.

В итоге все, что как-то могло повлиять на политические расклады - СМИ, бизнес, элиты, регионы, суды и в итоге парламент, - все это оказалось под тотальным контролем Путина. Никакой самостоятельной игры без отмашки сверху даже и быть не могло. Большинство законов принимались с максимально размытыми формулировками (тоже фирменный стиль режима). По ним, если нужно, любого предпринимателя, депутата или губернатора можно отправить за решетку. Каждый у Путина должен быть на крючке. В результате вместо политики - выжженное поле.

Но технологии и прогресс сделали свое дело. С какого-то момента в России стала возможна независимая политика. Свободный интернет пришел на смену зомбоящику, а фандрайзинг открыл перспективы независимым политикам, которые способны выигрывать выборы.

Так вот скрежет бешеного принтера - это борьба прошлого с будущим, архаики с прогрессом. Это они так сопротивляются переменам, пытаясь уничтожить то, что развивается мимо них. А репрессивные законы нужны, чтобы нейтрализовать лидеров и запугать всех остальных. Один сел за оправдание нацизма, другой - за биткоин, третий получил 15 суток за репост первого, четвертый - штраф, лайкнув третьего, а пятый признан иностранным агентом за шутку про Путина.

И все вместе - на крючке. На "чекистском крюке", как формулировал один канувший в лету силовик.

И все бы это могло работать сколь угодно долго, если бы дороги строились, зарплаты росли, медицина развивалась, а страна бы двигалась в счастливое и прекрасное будущее. Но только у нас не просвещенная монархия, а мумифицированная автократия, которая вместо будущего впаривает нам самое худшее из прошлого.

Все силы брошены на борьбу с воображаемой революцией. Но, как писал Бисмарк, сила революционеров не в идеях их вождей, а в обещаниях удовлетворить хотя бы небольшую долю умеренных требований, своевременно не реализованных существующей властью. Наша - с требованиями уже точно не справится, так что вывод сам напрашивается".