"Прочитал новость, что Минфин готовит закон, позволяющий конфисковывать подозрительные накопления уважаемых россиян. Получается - вот есть у меня счет банковский, да неважно в каком банке, в российском главное что, и лежат на том счету не бог весть какие деньжищи, но все ж приятно мне, от того, что они там лежат", - пишет художник и блогер на своей странице в Facebook.

"Бывают, знаете ли,такие люди, которые чудом получат ну хотя бы тысяч сто - и все, как подменили их! Сразу строят планы покупать машину, дом у моря и поездку в экзотические страны. Спорят, делят предполагаемые выгоды и доказывают друг другу, как лучше поступить. И не важно им, что самого необходимого у них нету, деньжищи же привалили! Надо тратить широко и богато.

А я вот не такой. У меня если нет греющего душу ларца со златом, над которым время от времени можно почахнуть не без удовольствия, я и спать нормально не могу! Такой уж человек! И вот спросят меня строго - а откуда они, денежки-то? Скажу - я сам положил. Пришел в банк да и вынул из целлофанового пакетика, который в исподнем прятал. Мои это денежки, товарищи проверяющие органы!

А документики на каждый рубль имеются? - не унимаются вопрошающие.Разумеется нет документиков. Пакетик токмо целлофановый да мои честные глаза, в кумпанстве тесном с моим же благородным словом. Мало вам этого? Мало! Подозрительно ли сие? Ой как подозрительно! Прямо скажем - наводит на нехорошие мысли!

И все, полетели мои кровные в пользу Пенсионного фонда. Так что ли получается? Судя по новости - так. Ну, в таком случае банковская система накрывается большой медной п... (некоторые называют еще ее тазом, но это в корне неверно) и все. Нет, остаются конечно зарплатные карты бюджетников и пенсии пенсионеров. Но держать вклады и пользоваться пластиком станет совсем неуместно при таких раскладах.

Да, в новости пока не указано, какая сумма будет считаться подозрительной, но при желании, как вы понимаете, можно и до столба докопаться. Так что вот такие пироги. Ну зато хоть память предков сохранили, хоть это душу греет. И язык наш великий, язык Пушкина и Толстого - в безопасности. Это хорошо".