Юрий Дмитриев
 
Юрий Дмитриев
Радио Свобода / YouTube

"История с Юрием Дмитриевым - это та же история, что и с Алексеем Навальным. Один суд дает карельскому историку такой срок, что он вот-вот выйдет на свободу, другой - фактически выносит смертный приговор, поскольку пожилому человеку, возможно, из подобной передряги уже не выпутаться", - пишет экономист на своей странице в Facebook.

"Навальный постоянно удивляет своих недоброжелателей странной безнаказанностью, а затем вдруг следует даже не тюрьма, а отравление, которое могло закончиться смертью. Возникает явление, которое можно назвать "качели кривосудия": то туда, то сюда. Причем очень резко.

Эти истории много нам говорят о том, как реально устроен нынешний авторитарный режим. В нем не просто идет давняя борьба между "башнями Кремля" за ренту от ресурсов. У разных "башен" сложились разные представления о том, каким этот режим должен быть. В зависимости от того, какая "башня" оказывает давление на соответствующий суд, тюремный срок варьируется от трех с половиной лет до тринадцати.

А с Навальным еще сложнее. Одна "башня" блокирует возможность посадить его так, как посадили в свое время, скажем, Удальцова. Но заблокировать отравление невозможно: никто в "башнях" не берет на себя ответственность за убийства. Кому должен позвонить "голубь" из кремлевской администрации с настоятельной рекомендацией не убивать известного человека и не портить репутацию режима?

В упрощенных представлениях о режиме доминирует мнение, будто Путин должен такие проблемы решать. Но это невозможно по трем причинам. Во-первых, он более двадцати лет сидит в Кремле именно потому, что правит по принципу "разделяй и властвуй". Чем больше разделений во власти, тем прочнее его позиции. Во-вторых, в случаях с тайными отравлениями у него нет формальных оснований устраивать головомойку верным слугам, даже если он понимает, кто этот делал, и хочет это прекратить. Проще следовать за событиями, чем управлять ими. В-третьих, некоторые дела, которые нам представляются очень важными, для него мелки, поэтому он пускает их на самотек.

Лишь в ключевых вопросах, от решения которых зависит сохранение власти, проявляется персоналистский характер нашего режима".