Людмила Улицкая написала, возможно, свой последний роман
 
Людмила Улицкая написала, возможно, свой последний роман
Архив NEWSru.com

Издательство "Эксмо" выпускает новую книгу Людмилы Улицкой. В середине апреля роман "Искренне ваш Шурик" появится на прилавках книжных магазинов.

После "Казуса Кукоцкого" "Искренне ваш Шурик" - первый большой роман писательницы. За это время в России вышло несколько сборников рассказов Улицкой: "Девочки", "Цю-юрихь", "Бедные родственники", "Детство 49".

Главный герой нового романа - положительный молодой человек, воспитанный мамой и бабушкой, говорится в пресс-релизе издательства. В книге повествуется о взаимоотношениях сына и матери, о подчинении человека чувству долга и связанных с этим потерях.

Вот что говорит Людмила Улицкая о своей новой книге: "Я думаю, что это мой третий и, кажется, последний роман. Это безумно тяжелая форма, требует огромного напряжения. В сущности, это дистанция марафонская. Я же по своему устройству скорее спринтер, и в пространстве меньшем чувствую себя гораздо увереннее.

Так что никак нельзя сказать, что мне что-то мешало писать романы последние три года. Это роман мне мешал писать рассказы и радоваться жизни. Но есть темы, которые никак не укладываются в рамки рассказа. И тогда происходит роман. По ощущению состояние писания романа напоминает затяжную болезнь. И чувство, которое я испытываю, заканчивая большую книгу, дает счастье освобождения, напоминающее выздоровление" .

Людмила Улицкая родилась в Башкирии. Окончила биологический факультет МГУ, занималась генетикой и биохимией. Была завлитом еврейского театра. Уйдя из театра и занявшись профессионально литературой, писала сценарии для телевизионных передач и инсценировки для детских театров, переводила стихи с монгольского языка.

Первые рассказы Улицкой появились в конце 80-х годов, известность к писательнице пришла после публикации в "Новом мире" повести "Сонечка". Первую книгу рассказов "Бедные родственники" Улицкая издала в 1993 году во Франции. С тех пор ее произведения переведены на 25 языков мира.

Людмила Улицкая - лауреат престижных писательских премий: Медичи (Франция), Джузеппе Ацерби (Италия), Smirnoff-Букер 2001 года (за роман "Казус Кукоцкого").

Вот что рассказала Людмила Улицкая в эксклюзивном интервью для рубрики "АвтоГрафия" проекта "НаСтоящая Литература: Женский Род": Я происхожу из семьи, склонной к писанию. Один из моих дедов - по отцовской линии - автор двух книг. Одна - по теории музыки, а вторая - первый русский труд по демографии. Такой был масштаб интересов у человека. Он 17 лет просидел в лагерях, вернулся и практически сразу умер, так что я его видела, можно сказать, один раз в жизни...

Прабабушка моя с материнской стороны писала стихи на идише, но, как сказала моя троюродная сестра, одно стихотворение написано по-русски... У прабабушки был сын - литератор, постановщик, человек со своей интересной историей - Михаил Петрович Гальперин. Она очень гордилась этим своим сыном, потому что он был самый успешный и "поднявшийся" в культурном отношении. А стихотворение такое: "Я убираю комнату/ И отдыхаю/ Поэтому это/ что мой сын - поэта".

Словом, я начала писать стихи не помню, насколько рано. Писала очень-очень долго и по сей день могу написать стихотворение - это для меня очень хороший внутренний сигнал. Опубликовала одно стихотворение в подпольно-подземном, и притом еврейском, журнале советского времени под названием "Тарбут". Кроме него, единственные мои напечатанные стихи - те, что вошли в роман "Медея и ее дети". Это была, пожалуй, единственная форма, в которой я могла их опубликовать, - подарив своей героине. Конечно, это чрезвычайно существенная сторона моей жизни - но! "Но" заключается в том, что у меня была подруга, которая в отличие от меня - настоящий поэт.

Познакомились мы, когда мне было 16, а ей 23. Подруга эта - Наташа Горбаневская. Она с некоторым подозрением относилась к моему творчеству и в конце концов сказала: "Знаешь, Люська, ты лучше стихов не пиши". Я Наташу Горбаневскую уважала, к старшим прислушивалась, особенно в те годы. И действительно перестала писать стихи, вернее, перестала записывать. Они крутились своим чередом в голове, но я их не записывала.

Потом Наташа уехала, запрет ее перестал действовать. Стихи, вошедшие в "Медею", написаны после Наташиного отъезда... Стихов у меня три сборника, уже собранных. Издавать я их не буду, и сейчас уже не потому, что так сказала Наташа Горбаневская, а просто для меня это вопрос моей внутренней кухни, скажем так. Я имею в виду кухню жизни, а не творчества. Хотя это вещи сильно пересекающиеся, но не одно и то же.

Должна сказать в Наташино оправдание, что, когда я написала первые рассказы и послала ей, она очень обрадовалась и сказала: "Вот это - твое". И была одним из первых моих публикаторов, печатала рассказы в газете "Русская мысль".