В Большом театре обнаружили "клакерную мафию", связанную с танцорами
 
В Большом театре обнаружили "клакерную мафию", связанную с танцорами
Moscow-Live.ru

Среди зрителей, приходящих в Большой театр на балетные спектакли, есть хорошо организованная команда клакеров, руководимая человеком по имени Роман Абрамов и связанная тайными договоренностями с танцорами. При этом пресс-служба ГАБТ отказывается это комментировать, пишет The New York Times.

"Команда Абрамова - это непримечательные россиянки среднего возраста в шерстяных пальто. Вид у них сугубо деловитый. Они собираются на лестнице, а незадолго до первого звонка выстраиваются группами, точно пловчихи-синхронистки, и исчезают в потоке тех, кто направляется в зал", - цитирует статью сайт InoPressa.

Как отмечает издание, клакеры Большого театра привлекли к себе внимание после нападения на Сергея Филина, когда вообще обнажились "теневые неофициальные структуры, определяющие театральную жизнь".

Напомним, именно тогда знаменитый балетмейстер Алексей Ратманский, в свое время возглавлявший балетную труппу Большого театра, написал на своей странице в Facebook: "Многие болезни Большого - омерзительная клака (группа подставных зрителей), водящая дружбу с артистами, спекулянты и перекупщики билетов, полусумасшедшие фанаты, готовые перегрызть горло соперникам своих кумиров, циничные хакеры, вранье в прессе и скандальные интервью сотрудников - это один снежный ком. И ему причина - отсутствие ТЕАТРАЛЬНОЙ ЭТИКИ, которая разрушалась в Большом постепенно, конкретными людьми. Вот настоящая беда этого великого театра".

Сам Абрамов в интервью газете назвал свою работу "служением" и утверждает, что им движут любовь и фанатичное преклонение. Он рассказал, что клака гарантирует аплодисменты, а взамен получает от артистов контрамарки, часто до 28 штук на один спектакль.

Издание отмечает, что билеты на балет "Лебединое озеро" в ГАБТ стоят от 300 до 500 долларов. Однако Абрамов категорично отрицает, что клакеры перепродают контрамарки. По его словам, клакерами движет фанатичная любовь к балету.

"Абрамову и его партнерам приятно чувствовать себя близкими к звездам, они пламенно защищают консервативные, классические традиции Большого. Кроме того, им нужны билеты на спектакли", - говорится в статье.

Что касается связи клакеров с артистами, то, по словам Абрамова, для опытных танцоров овация - дополнительная передышка, а молодые страшатся молчания зала. "Абрамов говорит, что он и его "заместители" некоторое время наблюдают за восходящими звездами, а затем выбирают тех, кто им кажется самым многообещающим, и назначают встречу в неофициальной обстановке", - пишет газета.

Эксперты подтвердили изданию, что клакеры могут искусно зажечь аудиторию. "Зритель не доверяет себе - он доверяет другим", - поясняет балетный критик Вадим Гаевский. Услышав бурные аплодисменты, зритель присоединяется, чтобы не выглядеть дураком. Сами артисты признаются, что клака положительно влияет на зал, заполненный сонными туристами и "номенклатурой".

Вместе с тем, как утверждает газета, клакеры Большого театра "известны своей обидчивостью и мстительностью, у них есть целый ряд изобретательных уловок для помех выступлению". Абрамов рассказал изданию, как после ссоры со знаменитым танцовщиком Николаем Цискаридзе организовал "кампанию мести". Один из приемов - хлопать неритмично, когда артист исполняет фуэте. Лидер клаки утверждает, что из-за них Цискаридзе много раз падал.

Попытки газеты получить комментарии по этому поводу от официального руководства закончились только тем, что пресс-секретарь Большого Катерина Новикова выразила огорчение выбранной темой.