Экс-глава ФСБ депутат Николай Ковалев одобрил задержание Улюкаева, припомнив ему крамольные стихи, "очерняющие Россию"
 
Экс-глава ФСБ депутат Николай Ковалев одобрил задержание Улюкаева, припомнив ему крамольные стихи, "очерняющие Россию"
© РИА Новости / Владимир Федоренко

Депутат Госдумы, экс-глава ФСБ Николай Ковалев назвал ожидаемым задержание главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, припомнив тому его крамольные стихи, которые, по мнению представителя спецслужб, "очерняют Россию".

"Я не удивлен - чего-то подобного я ожидал после того, как прочел его опубликованные стихи, призывающие сына бежать из России - "Езжай, мой сын, езжай отсель", рассказал "Интерфаксу" Ковалев. По его словам, суть этих стихов совершенно очевидна: они очерняют Россию и говорят, что жизнь за ее пределами гораздо лучше. "Именно так я воспринял содержание этих стихов", - заявил Ковалев.

Впервые стихи Алексея Улюкаева были опубликованы в 1978 году в журнале "Студенческий меридиан", когда будущий министр учился на экономическом факультете Московского государственного университета. В 2002 году его ранние стихи вышли отдельной книгой "Огонь и отсвет". В 2012 году свет увидел новый сборник стихов "Чужое побережье" (издательство "Время", Москва). В 2013-м в том же издательстве была опубликован стихотворный сборник "Авитаминоз".

Кстати, стихи, которые бывший глава ФСБ считает крамольными, были опубликованы в том самом сборнике под названием "Чужое побережье" от 2012 года. Эпиграфом к ним автор взял строки из произведения Марины Цветаевой "Стихи к сыну": "Ни к городу и ни к селу - Езжай, мой сын, в свою страну, - В край - всем краям наоборот!"

Езжай, мой сын, езжай отсель
На шарике найдешь теперь
Немало мест, где шаг вперед

Необязательно пятьсот
Шагов назад, где, говорят,
Не все всегда наоборот,

Где не всегда конвойный взвод
На малых выгонят ребят,
Где не всегда затычку в рот,
Бывает - правду говорят,

Бывает голова вверху
А ниже - ноги
Где в хлеб не сыпали труху
И не смеялись над убогим:
Ха-ха, хе-хе, хи-хи, ху-ху
О боги!

Из того же цикла "Я из вселенной Гутенберга" журнал "Знамя" в 2011 году опубликовал следующие строки:

На тридцать лет я дал обет молчанья
Но уж в часах песок перевернулся
Покуда он не сыпется ночами
Из тела хилого, и не переобулся
Я в обувь одноразовой природы
Любезен, не любезен ли народу
Порадую вас плоскими речами

Поскольку в плотской жизни я начальник
В духовной полагается аскеза
Я долго обрезался и обрезал
Почти что все. Но уцелел случайно

Отросток малый и попал досрочно
В довольно унавоженную почву
Текущей жизни
Ну теперь - до тризны.

Вообще в журнале "Знамя" с 2011 года стихи Алексея Улюкаева печатались регулярно.

В одной из этих публикаций, будучи под влиянием строф Иосифа Бродского из его "Римского цикла", Алексей Улюкаев писал:

Поживи в глухой провинции у моря,
Отдохни от цареградских интриганов,
Где ни войн... лишь только волны волнам вторят,
И пиши хоть запорожцам, хоть султану.

Всяко место крепко связано с предместьем,
Голос царский перебьет прибоя грохот.
Мне теперь доподлинно известно:
От Империи не отдохнуть, но лишь отдохнуть.

В 2015 году, на день рождения Алексея Улюкаева, 23 марта, коллеги доктора экономических наук и министра экономического развития РФ зачитали в эфире государственного канала "Россия 24" стихи его собственного сочинения.

***

Под соответствующим грифом
В заветной папочке храним
Не кучку ширпотребных рифм,
Не хрень Эзоповой брони,

Но брань суровых приговоров,
Борея хладную печать
На белой нечисти простора,
Умом которой не понять.

***

Отвага - на бумагу
Себя переносить,
Искать родного флага
Негнилостную нить,

Поспорить с медициной,
Могильщиков надуть,
Оставить что-то сыну,
Пред тем как кануть в муть...

***

Не может быть, чтоб только память
Нас по кругам своим вела,
Своими крепкими руками
Листая вечные "дела":

"Хранить всегда" - шутить беспечно
Над каждой выходкой страны?
Она же вечна, вечна, вечна,
Как красноплощадный гранит!

***

История - всегда история болезней
И их закономерного финала.
Танцует мотылек над бездной,
Ему все мало.

Он мир кроит по образу-подобью,
Стремится всеми фибрами в анналы.
А плотники сколачивают гробы,
И все им мало.