В Кунцевском районном суде Москвы идет скандальный процесс по делу об истязаниях детей в семье Матвеевых
 
В Кунцевском районном суде Москвы идет скандальный процесс по делу об истязаниях детей в семье Матвеевых
Московский комсомолец

В Кунцевском районном суде Москвы идет скандальный процесс по делу об истязаниях детей в семье Матвеевых. Процесс затеял могущественный тесть главы семейства Дмитрия Матвеева. Фактически, бывший министр, а ныне член совета директоров компании "Газпром" отобрал внука у родителей, а его отца отправил за решетку по сфабрикованному обвинению. Лишь вмешательство общества позволило изменить меру пресечения.

Почти год бизнесмен Дмитрий Матвеев, арестованный в апреле 2009 года, находится под следствием, пишет "Московский комсомолец". Коммерсанта обвиняют в истязаниях приемного сына. Ему грозит 7 лет лишения свободы, хотя даже самые близкие Дмитрию люди уверены, что он ни в чем не виновен, а уголовное преследование стало местью со стороны едва ли не всесильного тестя коммерсанта Матвеева - члена совета директоров "Газпрома" Фарита Газизуллина.

Само по себе заключение в следственный изолятор отца, подозреваемого в жестоком обращении с ребенком, является скандальным прецедентом, пишет "МК". Такого в судебной практике еще не встречалось. Жалобы на пьянство и избиения со стороны мужчин в семье поступают от их жен в милицию постоянно, однако даже уголовное дело возбудить по такому поводу крайне сложно.

Но в случае Дмитрия Матвеева все было иначе, хотя все доказательства обвинения строятся на показаниях пострадавшего подростка.

Семейная идиллия и "властный дед"

Мать потерпевшего Эльмира Матвеева не сразу встретила Дмитрия. У обоих за плечами был первый неудачный брак. Первый муж Эльмиры - Ринат - сын высокопоставленного чиновника, в прошлом министра Госимущества Фарида Газизуллина. От него у Эльмиры остались старшие дети - сыновья Тимур и Амир.

После развода Ринат о детях практически не вспоминал, зато дед продолжал много общаться с внуками, и особенно привязан был к старшему, Тимуру.

"Любит его безумно. Я не возражала - всегда считала, чем больше у моих детей близких, тем лучше для них", - объясняет Эльмира. По ее словам, свекр даже предложил ей жить у него и не выходить больше замуж, обещая, что "тогда она ни в чем не будет нуждаться", но Эльмира наотрез отказалась.

"И мне, и детям нужна нормальная, полная семья", - решила женщина.

С Дмитрием Матвеевым они познакомились волею случая, в приемной нотариуса. Официально они расписались не скоро - надо было не только проверить собственные чувства, но и дать возможность Тимуру и Амиру привыкнуть к новому папе.

"Амиру тогда было полтора года, он быстро привязался к Диме, а 7-летний Тимур сперва принял его в штыки, - продолжает Эльмира. - Сын очень переживал наш развод с Ринатом. Но Дима проявил большое терпение - и полгода спустя мальчик сам подошел ко мне: мам, давай я его папой называть буду!"

Через некоторое время, в 2005 году, у Матвеевых родился общий сын Аркадий. А в ноябре 2007 года они удочерили маленькую девочку из дома ребенка - Машу.

Семейный фотоальбом Матвеевых распирает от фотографий: дни рождения, загородные поездки, отдых в теплых краях - семья ежегодно по нескольку раз выезжала на морские зарубежные курорты, благо бизнес Дмитрия позволял им не ограничивать себя в средствах. На всех фотографиях бросается в глаза, что семья очень дружная, а все лица счастливые.

Няня маленького Аркадия, Ирина Романова, рассказывает, что впервые увидела такую интересную дружную семью, где все посвящено детям. "Когда Дмитрий приезжал с работы, вся семья собиралась там, все садились на ковролин и играли, возились, какие-то машинки катали, - рассказывает женщина. - А еще каждый вечер играли в шахматы. Много книг, много игрушек, много всего".

Тимур также ходил в футбольную секцию, а Амир ездил заниматься борьбой.

Но больше всего няню удивляло то, что в семье, где имелись помощники по хозяйству, детей активно приучали к труду и самообслуживанию. Эльмира могла позвонить и поручить мальчикам вымыть посуду или почистить картошку. А по утрам дети обязательно делали зарядку. Даже “наказания” назначались с пользой для здоровья: в виде отжиманий или приседаний.

Впрочем, даже в этой идиллии Тимуру, как выяснится позже на следствии, нравилось не все. В частности, вся семья Матвеевых строго соблюдала православные традиции, а Тимуру это не нравилось. Благодаря деду мальчик был знаком и с иным жизненным укладом.

"Когда Тимур с Амиром приезжали к деду, а такое случалось ежемесячно, тот старался всячески обласкать внука, выполняя любые его прихоти. "То, чего мы не допускали - безделье, телевизор часами, сладости в любых количествах, - сын получал там в избытке", - признается Эльмира.

Перемены в брате видел и 10-летний Амир. "Тимуру нравилось править всеми, и дед ему говорил: ты должен быть самым главным, - говорит мальчик. - Когда они с дедом, его водителем, охранником играли в футбол, взрослые всегда поддавались Тимуру".

"Восточное барство"

По словам няни, в гостях у деда Тимур сразу становился вальяжным и у него "появлялись барские замашки". Однако до последнего времени отношения между Фаридом Газизуллиным и Матвеевыми оставались вполне сносными. Несколько раз дед даже ездил отдыхать вместе с бывшей невесткой и ее семьей - в Испанию и в Объединенные Арабские Эмираты.

Первый тревожный звонок прозвучал летом 2008 года, когда Фарид Рафикович предложил отправить Тимура учиться в Швейцарию. Родители идею отклонили, поскольку считали сына еще недостаточно взрослым.

Но инцидент не был исчерпан. Как позже расскажет Амир, дед неоднократно уговаривал старшего брата уехать в страну шоколада и часов: “Дедя говорил ему: поедем, будешь богатым, охрану тебе дам, ты станешь ею руководить. Мама согласна, я уже договорился с ней. А потом и Амир к нам приедет”.

Позже станет известно и то, что в ноябре 2008 года Тимуру, которому на тот момент уже исполнилось 14 лет, в паспортном столе сделали новые паспорта - российский и заграничный. При этом было заявлено, что старые он якобы потерял, хотя документы лежали дома у мамы.

Развязка наступила 22 ноября, когда Фарид Газизуллин попросил взять Тимура с собой на рыбалку. "Сын ушел, а вечером позвонил мне - мам, я пока поживу у деда. Все, - вспоминает роковой день Эльмира. - Без объяснений, сказал и положил трубку".

Родительница перезвонила бывшему свекру, но он подтвердил решение внука. "Да, внук останется со мной. Хочешь, иди в опеку, в милицию - ничего не изменится", - сказал Газизуллин.

Больше дома Тимур не появился. Поговорить с ним мать тоже не могла, поскольку трубку он не снимал. В школе поговорить не давал директор, который прямо с порога заявил: “Сын не хочет с вами общаться”. Тогда Эльмира написала заявление в милицию.

В ответ Фарид Газизуллин тоже пришел в милицию с Тимуром, где мальчик написал заявление: мол, не сложились отношения с мужем матери и вообще хочу учиться за границей, а мама и отчим против. В результате в возбуждении уголовного дела Эльмире отказали.

Тяжба

А три месяца спустя уголовное дело все-таки возбудили, но уже совсем по другому поводу. В феврале 2009 года к Матвеевым пришли представители местного ОВД “Можайский”, и инспектор по делам несовершеннолетних Елена Ивлева объяснила свой визит поступившим к ним заявлением от Рината Газизуллина, родного отца Тимура. В нем говорилось, что в семье Матвеевых якобы имело место жестокое обращение с ребенком.

"Она (инспектор) побеседовала со мной и мужем, с нашей няней, с сыном Аркадием. Убедившись, что ничего подобного быть не могло, успокоила - не волнуйтесь, все у вас в порядке", - говорит Эльмира.

Тем не менее уже 3 марта та же самая Ивлева приносит постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Дмитрия Матвеева по ч.2 ст.117 УК РФ (истязание несовершеннолетнего). Санкция такого обвинения предусматривает наказание от 3 до 7 лет.

Основанием для расследования послужили показания подростка: якобы отчим постоянно, почти ежедневно избивал его до крови, используя палки и скрученный телефонный шнур.

22 апреля 2009 года Дмитрия Матвеева вызвали к следователю, предъявили обвинение, оттуда повезли на заседание в суд, где и заключили под стражу. Уже к вечеру Матвеев оказался в камере Краснопресненского СИЗО.

"Считаю, это было давление, - объясняет сам Дмитрий. - Давление на меня и мою жену со стороны Фарида Газизуллина. Будучи человеком властным, не терпящим противоречия, он привык добиваться своего любой ценой. Тимура “купили” сладкими обещаниями, но как получить и младшего, Амира? Тот никак не поддавался на его уговоры".

После ареста мужа Эльмира прошла все возможные инстанции.

"Когда я спросила инспектора ПДН: как же так, ведь вы сказали, что наша семья не нуждается в постановке на учет, - та, пряча глаза, выдавила: “Мы под погонами, нам велели, договаривайтесь с дедом”, - рассказывает Эльмира. - Когда пошла к следователю, занимавшемуся делом Димы, услышала нечто похожее: “Дело возбуждено по указанию сверху. Хотите спасти мужа - идите договаривайтесь с дедушкой”. Куда ни кинь - все упирается во всемогущего дедушку".

Разговоров с Газизуллиным-старшим у Эльмиры состоялось немало, но никаких результатов они не дали. “Он прямо говорит мне: ты, мол, знаешь, какие у меня связи, - вздыхает она. - Ради мужа я готова на все, только не на разлуку с сыном, который, к слову, больше всего боится расставания с нами. 9-летний Амир очень привязан к старшему брату, но то, что он оговорил отца, вызвало у мальчика жуткий стресс”.

"Папа не бил Тимура! - утверждает Амир. - Мы всегда были вместе, я бы знал, Тимур мне бы обязательно рассказал. Когда мы с мамой ездили к деду (уже после ареста Дмитрия), мама спросила Тимура: зачем ты это сделал? Он ответил: чтобы Амира из вашей семьи забрать. Нам уже в Швейцарию пора ехать".

А совсем недавно совершенно неожиданно для Матвеевых в суде дала показания нынешняя жена родного отца Тимура, Рината Газизуллина, Анна. Ее так потрясло это дело, что она посчитала своим долгом выступить в защиту Дмитрия.

"Муж говорил мне еще в декабре 2008-года: мы хотим посадить Диму, чтобы забрать Амира. Хотя дети ему всегда были безразличны, - рассказывает Анна. - Я тогда приняла это за шутку, а Ринат ничего объяснять мне не стал".

По ее словам, даже Ринат во всех своих поступках и мнениях полностью зависит от властного Фарида Рафиковича, так что все решения в семье всегда принимает дед.

По словам Анны, после переезда Тимура к деду в доме постоянно устраивались застолья, собирались большие компании и приглашались его друзья из школы. "Они очень весело проводили время, а однажды Тимур с друзьями ночью одни пошли в баню, с девушками, - говорит жена Рината Газизуллина. - Я сказала мужу: не рановато ли, в 14-то лет? Он ответил, что Тимура надо развлекать".

Видимо, от такого отношения у подростка действительно голова пошла кругом. Работники на ферме Газизуллиных рассказывали Анне, что "Тимур водил на “экскурсии” своих друзей и говорил: это все мое".

Фемида на связи с "кабинетом Лужкова"

С прошлого августа и по сей день дело Матвеева находится в суде. В результате давления общественности (заместитель председателя Комитета по безопасности Госдумы Михаил Гришанков отправил несколько запросов в прокуратуру и ГУВД Москвы, за Дмитрия поручились и известный правозащитник Андрей Бабушкин, и иерархи РПЦ) он освобожден из СИЗО, где провел больше двух месяцев. Но ему по-прежнему грозит срок.

Единственным доказательством его вины по-прежнему остаются лишь слова Тимура. При этом мальчик постоянно путался в показаниях, нервничал, отказывался отвечать на вопросы. Сейчас он уже уехал учиться в Швейцарию.

Между тем, свидетельств истязаний Тимура (кроме неподписанного автором заявления Рината) в деле так и нет. Зато появились заявления Эльмиры Матвеевой и других участников процесса об угрозах физической расправы, которые стал себе позволять бывший свекр. Можно только догадываться, в каком бешенстве пребывает теперь отставной министр: система под контролем, а отдельные граждане вышли из повиновения, пишет The Moscow Post.

Кстати, свидетели под присягой утверждают, что любящий дед и его адвокат уже в сговоре с судьей Михайловой касательно исхода процесса. По их словам, Газизуллин "бравирует тем, что был 19 ноября 2009 года с 8 часов 15 минут до 8 часов 30 минут в кабинете Лужкова Ю.М. и оттуда связывался с Председателем Мосгорсуда Егоровой О.А."

Был или не был, Фемида в образе судьи Михайловой вряд ли станет проверять. Однако ни в чем не виновному Дмитрию Матвееву угрожает длительное заключение. И только потому, что так захотел экс-министр и член совета директоров "Газпрома" Фарит Газизуллин, который просто любит внуков и хочет, чтобы они учились за границей. Иначе говоря, самые естественные чувства и невинные желания, если они поселились в душе высокопоставленного бывшего чиновника способны растереть в прах и человеческие судьбы, и остатки отечественной правоохранительной системы, заключает издание.

Справка

Газизуллин Фарит Рафикович родился в 1947 году. Происходит из бедной татарской семьи города Зеленодольск в Татарстане, в которой кроме него было еще 5 детей. Он единственный в семье "выбился в люди" и стал министром Государственного имущества России в правительстве Виктора Степановича Черномырдина, писала газета "Радонеж". Из реальных министров, как говорят знатоки, его отправили на почетную пенсию: сделали членом Совета директоров "Газпрома".

Сын Фарита Газизуллина - 37-летний Ринат Фаритович - неоднократно лечился в наркологической клинике от алкоголизма и имеет шестерых детей от трех разных жен.

Со второй женой — Эльмирой (ныне Матвеевой Эльмирой Фаритовной) Газизуллин Ринат прожил в браке семь лет, в браке родились два сына — Тимур (1994 года рождения) и Амир (1999 года рождения). В 2001 году брак распался.

Будучи министром Госимущества, Фарит Газизуллин в это же время стал очень богатым человеком, владельцем все больше имущества недвижимого - как в России (в Москве), так и за рубежом. Так, в настоящее время он имеет: виллу в Испании (город Марбелья), виллу на острове Кипр, две квартиры в Объединенных Арабских Эмиратах (город Дубаи), яхту в ОАЭ (стоимостью около 3 миллионов долларов США), два дома в подмосковье (деревня Шульгино, деревня Трусово), квартиры в Москве, большое количество земельных участков.

Большей частью Фарит Газизуллин живет за границей. Гостей своих с многочисленными семьями он приглашает то в Дубаи, то - на Кипр, не отвлекаясь при этом от государственной службы.

На Рината Газизуллина оформленно около двадцати "юридических лиц", совокупный налогооблагаемый доход от которых в 2007 году составил 207 миллионов рублей. Он является учредителем ряда зарубежных предприятий, которые "нажиты непосильным трудом отца", иронизирует православная газета.