Саратовский областной суд
 
Саратовский областной суд
Саратовский областной суд

В Саратовской области завершается судебный процесс над бывшим участковым уполномоченным милиции. Его обвиняют в жестоком двойном убийстве двух мужчин по непонятным мотивам. Совершив преступление, страж порядка сам же его и "расследовал".

На скамью подсудимых Саратовского областного суда сел 30-летний капитан и бывший участковый Самойловского района Леонид Заика, пишет газета "Комсомольская правда". По долгу службы он был обязан обеспечивать порядок в двух селах - Ольшанке и Еловатке. Заика считался перспективным милиционером, тем более что его мать была главой местной администрации. Даже убийство двух человек не сразу привело милиционера за решетку.

Как следует из материалов дела, 30-летний Сергей Шиповский и 27-летний Дмитрий Сорокин пропали в августе 2008 года. Для Ольшанки, где живут 600 человек, а самое громкое преступление - украденная с чужого двора курица, исчезновение сразу двух односельчан стало настоящим ЧП.

Первыми спохватились мать и отчим Сергея. У женщины был день рождения, однако живущий на соседней улице сын не объявился и даже не позвонил.

"Мы общались с сыном 19 августа, за день до праздника, - говорит Любовь Богданова (фамилия от второго мужа). - Сын сказал, что у него все хорошо".

А когда родственники спохватились и стали искать Сережу, то соседка рассказала, что видела его избитым: он шел по улице с местным участковым Заикой.

В тот же день исчез и Дмитрий Сорокин.

Встревоженные пропажей сыновей Богдановы и Сорокины примчались в районный ОВД. А участковый милиционер отпираться не стал: дескать, он общался с пропавшими, но куда они потом отправились - не знает.

Живы или нет - за все ответят родители

Поскольку мужчины пропали на участке Заики, он вместе со следователями занялся раскрытием этого дела. Рвению участкового можно было позавидовать - он, не щадя себя и не разбирая времени суток, обходил дома и опрашивал сельчан, пишет газета.

"У нас жизнь превратилась в настоящий кошмар! - плачет Богданова. - По ночам к нам приезжали милиционеры. Обыскивали чердак и погреба - думали, что Сережа у нас прячется".

Не найдя живых сыновей, участковый предположил, что их убили родители. Следователи завели уголовное дело по соответствующей статье, а во время очередного обыска к Богдановым приехали криминалисты со специальным оборудованием. Они облазили с ультрафиолетовой лампой весь дом в поисках следов крови. Но ничего не нашли.

Правда, на этом мучения и без того убитых горем родных не закончились. Ретивые сыщики упорно отметали другие версии преступления, даже когда им "подсказывали" со стороны.

Кто-то из местных отправил следователям анонимку. Текст был такой: "Их убил Заика". Стражей порядка эта записка настолько заинтересовала, что они немедленно вызвали к себе родителей убитых. Но не для того, чтобы сообщить имя предполагаемого убийцы. Вместо этого криминалисты хотели сопоставить почерк и выяснить, не Богдановы ли хотят оклеветать молодого и перспективного милиционера.

Участковый с материнской "крышей"

Тем временем Заику повысили по службе. Если не считать дела о таинственной пропаже парней, раскрываемость на его участке была показательная. Поэтому - по решению начальства - он сменил погоны старшего лейтенанта на капитана. К этому времени за плечами Леонида Заики - 7 лет "образцовой" работы на должности участкового.

Однако на селе были не в восторге от местного "Анискина".

"Он любил выпить и "повставлять ума" людям, никакой он не образцово-показательный! - возмущается отец погибшего Дмитрия Виктор Сорокин. - Например, мог приехать пьяным и просто так забрать ребят в отделение. Или в глаз дать. Просто так. Он считал, раз он в форме, значит, ему все можно".

Милицейский мундир Заика не снимал, даже когда был не на службе. Он стал для него символом безграничной власти.

Был у Заики и еще один секрет, объясняющий многое и в его поведении, и в том, почему ему так долго все сходило с рук, даже убийства граждан. Милицейский кабинет стража порядка располагался в Еловатке, в здании администрации муниципального округа. Причем главой этого ведомства была мать Леонида Заики.

Имея защиту в лице высокопоставленной чиновницы, милиционер мог чувствовать полную безнаказанность. Участковый объезжал "владения" на красной "пятерке", стоящей на балансе в той самой администрации, получал зарплату в 12 тысяч рублей (для села приличные деньги, потому как в основном больше 3-4 тысяч не получают) и раз в неделю являлся на планерку в Самойловское ОВД. Все остальное время его никто не контролировал, и Заика этим активно пользовался, утверждает издание.

Но в феврале, то есть через полгода после убийства, ситуация резко переменилась, поскольку в местное ОВД назначили нового руководителя.

"Я изучил дело. И меня смутил тот факт, что последним, кто видел пропавших, был сам Заика, - восстанавливает хронику тех событий новый начальник Геннадий Шибалдин. - А еще опрошенные мной люди рассказали, что вместе с участковым и парнями видели родственников милиционера - Игоря Саловарова и Сергея Переходенко".

При новом шефе у следователей мозги заработали в нужном направлении. Всех троих вызвали на допрос, но вроде как по другому делу. А затем задержали.

Когда на участковом защелкнулись наручники, Заика утверждал, что невиновен и никого не убивал. А когда его увозили в следственный изолятор, мать бежала за машиной и, срывая голос, кричала сыну: "Всех озолочу! Но посадить тебя не дам".

Второе убийство - "за компанию"

Первым на следствии раскололся Сергей Переходенко, брат жены Заики: "Кто-то из знакомых шепнул Леониду, что эти двое парней хотят убить его. Мол, участковый слишком активный, житья не дает".

Заика действительно задерживал Сергея по подозрению в краже сотового телефона. Но доказательств оказалось недостаточно, а потому молодого человека отпустили.

При этом ни Сергей, ни Дмитрий никогда не были судимы, выросли в благополучных семьях и исправно трудились штукатурами-малярами, приезжая "калымить" в Москву.

Среди односельчан бытует другая версия убийства - дескать, Заика ревновал их к собственной жене.

Так или иначе, но сам капитан МВД до сих пор не признался в преступлении. Что случилось с потерпевшими, следователи знают только со слов родственников офицера.

Вместе с братом жены они выпили водки и поехали домой к Сергею Шиповскому. Затолкав жертву в свой автомобиль, милиционер направился домой к Дмитрию. Скрутив второго потерпевшего, участковый с подельником вывезли сельчан за деревню.

Там заложников начали избивать, причем долго и методично. Сергею Шиповскому сломали ребра и разбили голову. Сообразив, что переборщили, злоумышленники поехали домой к Переходенко - выпить и обсудить дальнейшие планы. Пока изуверы вели беседу, Шиповский умер у него под дверью.

"Заика решил убить второго - чтобы не осталось свидетелей", - объяснил Переходенко следователям.

Тело запихнули в багажник, и, прихватив истекающего кровью Дмитрия Сорокина, троица отправилась за Еловатку. Там капитан милиции и его подельники добили второго пленника, наступив ногой ему на горло, так что Дмитрий захлебнулся собственной кровью. Потом преступники свалили в неглубокую яму оба трупа и закопали.

Следствие длилось мучительно долго. Сельчане, боясь всесильной мамы участкового, не хотели давать показания. Только спустя семь месяцев дело передали в суд. Сидя на заседаниях в стеклянной будке, бывший участковый старательно прячется от фотокамер и прикрывает лицо тетрадкой. Любимого мундира, дающего умопомрачительную власть над людьми, на нем больше нет: Заику уволили из органов внутренних дел сразу после ареста, а власть мамы в Саратове не действует.

"Я не виноват, я был пьян. Это все они виноваты", - кивая на двух других подсудимых, оправдывается теперь экс-участковый.