В понедельник судья округа Уэйн Аннет Берри зачитала приговор 18-летнему Жану Пьеру Орлевичу, который был признан виновным в зверском убийстве молодого человека
 
В понедельник судья округа Уэйн Аннет Берри зачитала приговор 18-летнему Жану Пьеру Орлевичу, который был признан виновным в зверском убийстве молодого человека
freep.com

В американском штате Мичиган осужден юноша, который зарезал своего знакомого, а после его смерти надругался над трупом. Все это преступник проделывал "ради острых ощущений".

В понедельник судья округа Уэйн Аннет Берри зачитала приговор 18-летнему Жану Пьеру Орлевичу, который был признан виновным в зверском убийстве молодого человека. Подсудимый на всю оставшуюся жизнь отправится за решетку без права условно-досрочного освобождения, сообщает Freep.com.

"Я удовлетворена, что Вы навсегда покидаете общество, - заявила Берри, обращаясь к подсудимому. - Я полагаю, что в противном случае Вы бы продолжили убивать". Само убийство судья охарактеризовала как "дьявольский акт".

Из материалов дела следует, что 7 ноября 2007 года Орлевич в компании 26-летнего жителя Детройта Дэниела Соренсона и своего ровесника Александра Леткемана приехал к дому собственного дедушки Адама Дьюва. По словам Орлевича, молодые люди собирались ограбить мужчину, который якобы имел 40 тысяч долларов сбережений.

В гараже дома между Орлевичем и Соренсоном произошла ссора, в ходе которой подсудимый со спины ударил своего оппонента в шею, а в процессе последовавшей за этим борьбы нанес Соренсону еще 12 ранений в спину.

Зарезав Соренсона, Орлевич отыскал в помещении ножовку и отпилил у трупа голову, которую затем вынес из дома и попытался сжечь. Для уничтожения отпечатков пальцев у трупа юноша использовал паяльную лампу. Как объяснял подсудимый, он боялся, что Соренсон связан с мафией, и теперь семейный клан погибшего будет ему мстить.

18-летний Леткеман во время преступления безучастно стоял рядом. Все свои действия после убийства Орлевич объяснял состоянием паники, а само убийство - самообороной.

Однако Леткеман, активно сотрудничавший со следствием, опроверг слова непосредственного убийцы. Согласно его заявлению, Орлевич сознательно пошел на преступление ради "острых ощущений". Юноша давно вынашивал планы кого-нибудь убить и делился мыслями, как он завернет тело Соренсона в брезент, повесить вверх тормашками на дерево и подожжет.

По словам Леткемана, после убийства Орлевич играл с головой Соренсона как с куклой.

Леткеман признался, что Орлевич настраивал его против Соренсона. Готовясь к убийству, подсудимый говорил приятелю о том, что мужчина якобы должен ему деньги, а также отнял у него пистолет.

На следствии Леткеман говорил, что до последнего момента воспринимал происходящее как розыгрыш. При этом всю неделю перед убийством он принимал галлюциногенные препараты.

По словам Леткемана, он помог убийце смыть следы преступления в гараже, а также избавиться от трупа. За это Орлевич "простил" приятелю долг в 100 долларов. Обезглавленное тело Соренсена они вывезли на пустырь возле поселка Нортвилль. Там убийца облил останки жертвы бензином, после чего сжег их.

Голову погибшего Орлевич выкинул в реку Руж.

Отец погибшего Джеймс Соренсен выступил на суде и назвал произошедшее "актом исключительной трусости". По мнению Соренсена-старшего, его сын стал жертвой хладнокровного убийцы, жаждущего крови ради "трофеев". Произнося это, мужчина не мог сдержать слез.

"Он (Орлевич) просто хотел посмотреть, что значит убить человека", - заключил Джеймс Соренсен.

Жена Джеймса - Кимберли Соренсен - заявила, что ее ненависть распространяется только на отвратительный поступок Орлевича, но не на него самого. Она лишь сожалеет, что подсудимый в решающий момент сделал неправильный выбор, погубив сразу несколько жизней.

Во время 30-минутных слушаний подсудимый сохранял стоическое спокойствие. Он даже отказался от последнего слова. Напротив, его родственники, сидевшие в зале, выказывали все большее волнение, пока не услышали приговор.

Адвокат осужденного Джеймс Томас заверил, что будет оспаривать приговор. Именно он посоветовал Орлевичу не выступать с последним словом, чтобы не ухудшить и без того тяжелое положение его защиты.

Добавим, что Леткеману грозит 30-летний срок заключения по обвинению в неумышленном убийстве.