Суд назначил Вячеславу Парушенкову наказание в виде 16 лет заключения с последующим ограничением свободы на 1,5 года. Отбывать срок он будет в исправительной колонии строгого режима
 
Суд назначил Вячеславу Парушенкову наказание в виде 16 лет заключения с последующим ограничением свободы на 1,5 года. Отбывать срок он будет в исправительной колонии строгого режима
Санкт-Петербургский городской суд

16 февраля Санкт-Петербургский городской суд вынес приговор по уголовному делу, возбужденному в отношении Вячеслава "Лешего" Парушенкова. Он входил в преступную группировку, промышлявшую разбойными нападениями на игорные клубы. Во время подготовки к очередному ограблению преступники ранили выстрелами двух милиционеров, один из которых скончался.

Суд назначил Вячеславу Парушенкову наказание в виде 16 лет заключения с последующим ограничением свободы на 1,5 года. Отбывать срок он будет в исправительной колонии строгого режима, сообщает официальный сайт городской прокуратуры. Другие участники банды были осуждены ранее.

Решение суда в отношении Парушенкова, который несколько лет скрывался от следствия и одичал настолько, что получил прозвище Леший, основано на вердикте присяжных. Осужденный также выплатит компенсацию потерпевшей стороне, которая подала гражданские иски на три миллиона рублей, пишет "Фонтанка".

Присяжные единогласно посчитали Парушенкова виновным в бандитизме. Однако по вопросу о посягательстве на жизнь милиционеров мнения разделились (восемь голосов против четырех).

По версии следователей, не позднее августа 2009 года Михаил Баташев, Владислав Ворожцов и Вячеслав Парушенков создали в Северной столице банду, в которую вовлекли Ирину Данилову, Дмитрия Сидорова, Бориса Македона, Екатерину Романову, Дмитрия Притулу и Романа Филатова.

На вооружении членов банды имелись пистолеты, револьвер, обрез одноствольного охотничьего ружья, два гранатомета (РГД-26), два автомата Калашникова, охотничий карабин "Тигр", ножи, которые "активно использовались в разбойных нападениях и для обеспечения личной безопасности".

"С декабря 2009 года по август 2010 года члены банды на территории Санкт-Петербурга совершили девять разбойных нападений на граждан и клубы, осуществлявшие нелегальную игорную деятельность, похитив более 2,5 миллиона рублей, а также два приготовления к разбоям", - сообщали ранее в ГСУ СК РФ Петербурга.

Сейчас в прокуратуре говорят, что банда совершила лишь "четыре однотипных вооруженных разбойных нападения на игорные клубы и одно разбойное нападение на администратора по месту ее жительства". Женщины в группировке выполняли роль наводчиц: заходили в заведение, проигрывали там деньги и следили за реакцией охраны. Затем злоумышленницы выходили, а в помещение врывались их вооруженные сообщники, которые требовали отдать им выручку.

Расстрел патруля

Самое резонансное преступление грабители совершили 4 августа 2010 года. Тогда наряд вневедомственной охраны Красногвардейского района в составе старших сержантов Дмитрия Воронина и Владимира Крутова патрулировал территорию и увидел подозрительную машину, после чего начал проверять документы у находившихся в ней лиц. По словам очевидцев, им были предъявлены документы на автомобиль, но пассажиры и водитель автомобиля вели себя нервно. Нападение произошло в тот момент, когда 26-летний Дмитрий Воронин взял из машины дамскую сумку, в которой, предположительно, находилось оружие.

Милиционеров повалили на землю, избили руками и ногами, а также заковали в наручники. Потом стражей порядка оттащили на газон, где, предположительно, Ворожцов выстрелил им в головы. В этот момент Парушенков, по версии прокуратуры, "удерживал сотрудников МВД".

После стрельбы подозреваемые забрали рации и табельное оружие - два пистолета Макарова.

Преступники бросили свой автомобиль Chevrolet Lanos (ранее ошибочно сообщалось, что это Lexus или BMW) за ТЭЦ на Лесопарковой улице, где через несколько часов машину обнаружили оперативники. В салоне иномарки были найдены улики, говорящие о преступной деятельности группы: предметы маскировки (женские парики) и обе милицейские рации.

По версии руководителя следственного управления Андрея Лавренко, в момент проверки документов группа готовилась совершить нападение на зал игровых автоматов на проспекте Ударников. А стреляли в милиционеров из револьвера калибра 7,62 миллиметра.

По данному факту следственное управление возбудило уголовное дело по статье 317 УК РФ ("Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов").

Версия о "переговорах" милиционеров с грабителями

В официальной версии преступления не все выглядело гладко. Следователи и милиционеры не могли ответить на вопросы журналистов, почему сотрудники ОВО, намереваясь задержать подозрительных лиц, не применили оружие. Некоторые странные подробности контакта милиционеров с бандитами приводили и очевидцы произошедшего. По их словам, автомобиль ОВО появился у дома N27 по проспекту Ударников за 20-30 минут до трагедии. Двое сотрудников в форме вышли из него (экипаж обычно состоит из трех человек, отсутствие третьего в ГУВД объясняли недокомплектом) и подошли к трем мужчинам, сидевшим в Lanos. После короткого разговора один из милиционеров "нырнул" в иномарку и достал какую-то сумку.

Далее показания местных жителей разошлись: одни утверждали, что сумка перекочевала в служебную машину, другие настаивали, что она оставалась в салоне Chevrolet. Но все сходились в одном - после обнаружения сумки мужчины почти 20 минут переговаривались, ходили вокруг машины и курили. Складывалось впечатление, что они чего-то ждали.

А затем события стали развиваться стремительно: внезапно милиционеров повалили на газон, причем одному из них завернули руки за спину. А затем прозвучало три выстрела.

Переговоры и перекур породили в городе различные слухи - вплоть до того, что стражи порядка решали какие-то "свои вопросы". Но в ГУВД все подобные предположения отмели и настаивали, что сотрудники вневедомственной охраны сделали все, чтобы задержать предполагаемых преступников, и пострадали при выполнении служебного долга.

Ключевые и наиболее странные обстоятельства этого громкого преступления общественность узнавала от журналистов, а в правоохранительных органах их пытались скрыть. В частности, оковы на руках Воронина заметили именно репортеры, побывавшие на месте преступления. А о том, что аналогичным образом был скован и его напарник, стало известно из неофициальных источников лишь на следующий день. При этом официально эти "неудобные" факты, представляющие стражей порядка абсолютно беспомощными и беззащитными, никак не комментировались и не объяснялись.

Добавим, что старший сержант Владимир Крутов после нападения был госпитализирован в состоянии комы. Позднее он рассказал, что трагедии 4 августа можно было избежать, если бы не сокращения в рядах МВД. До 2009 года, по словам Владимира Крутова, в патрули всегда выезжали по трое: чтобы двое сотрудников могли спокойно заниматься проверкой документов, а третий стоял в стороне, в 7-10 метрах, с автоматическим оружием и страховал. Таковы же, по словам Крутова, были и требования устава патрульно-постовой службы и внутренних распоряжений МВД.

Однако в 2009 году в преддверии исторической реформы по переименованию милиции в полицию начались массовые увольнения из МВД. Причем сокращались не офицерские, а рядовые и сержантские должности.

У погибшего напарника Крутова была намечена свадьба, до которой он не дожил трех дней. Дмитрий Воронин проработал в милиции шесть лет, причем его отец и дед тоже служили в правоохранительных органах.

Приговоры без пожизненных сроков

Скрываясь от следствия, Вячеслав Парушенков в течение шести лет "жил в лесах, как дикий человек". Мужчина, объявленный в федеральный розыск, не контактировал с родственниками, в целях конспирации отказался от использования мобильной связи.

"Он питался грибами и на момент задержания сильно зарос бородой", - рассказали в полиции после поимки подозреваемого летом 2016 года. Парушенкову инкриминировали ч. 2 ст. 209 ("Участие в устойчивой вооруженной группе (банде)"), ч. 4 ст. 162 ("Разбой"), ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 162 ("Приготовление к разбою"), ст. 317 ("Посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности"), ч. 3 ст. 222 ("Незаконные хранение, перевозка, передача и ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, совершенных организованной группой") УК РФ.

Сообщники Парушенкова были осуждены ранее. Владислав Ворожцов получил 21,5 года колонии, а Михаил Баташев - 17 лет колонии. Сидоров, Притула, Филатов и Македон наказаны сроками заключения от 11 до 14 лет. Всех их отправили в исправительные колонии строгого режима.

Данилову и Романову суд приговорил соответственно к трем и двум годам лишения свободы условно. Также с Ворожцова взыскали миллион рублей в пользу семей расстрелянных милиционеров.

В июне 2016 года стало известно об убийстве Ворожцова в пересыльной тюрьме в ХМАО.