По данным проведенного расследования, Александра убивали с 14:30 до 5 часов утра
 
По данным проведенного расследования, Александра убивали с 14:30 до 5 часов утра
novayagazeta.ru

В Москве завершается расследование по делу о зверском убийстве молодого человека, которого почти сутки жестоко избивали в квартире соседей и школьных товарищей. Причем хозяева специально звали и встречали гостей, которым предлагали "поучаствовать в казни". Однако следователи решили, что смерть потерпевшего наступила неумышленно, а подозреваемым в деле проходит всего один человек.

Расследование убийства 27-летнего жителя Черемушкинского района Москвы Александра Елфимова должно было быть завершено еще летом 2010 года. Однако до суда собранные материалы так и не дошли, поскольку прокуратуру завалили жалобами родственники убитого. В итоге районный прокурор все-таки не подписала обвинительное заключение, отправив материалы на доследование, пишет "Новая газета".

Близкие Александра Елфимова до сих пор не знают, что стало мотивом жуткой расправы. Никто не может понять, как из школьных друзей и соседей люди вдруг превратились в угрозу для жизни. Однако сам Александр в последнее время ощущал смутную угрозу: он не хотел общаться с приятелями, сменил телефон, а подходя к дому, просил знакомых проводить до двери. "Если эта троица соберется вместе - мне не жить", - сказал Александр однажды. Но именно в тот день он попался своим недоброжелателям на лестничной клетке.

Показания свидетелей и участников избиения поражают хладнокровием и цинизмом: "били, я ударил по голове, позвонили друзьям, чтоб помогли с избиением, пришел один с девушкой, посмотрел, помогать не стал и ушел".

Кто-то из гостей зловещей квартиры просто перешагивал через избитого человека, лежащего на полу. Не обращая на предсмертные хрипы жертвы, свидетели "шли на кухню". А в качестве причины расправы утверждали, что Александр "отзывался о ком-то неправильно".

По данным проведенного расследования, Александра убивали с 14:30 до 5 часов утра. Все происходило в том же подъезде, где жил и он сам. Местом расправы стала кухня и коридор, причем хозяева делали в экзекуции перерывы: в это время они ели и пили, звонили знакомым, чтобы те пришли поучаствовать в казни, встречали и принимали гостей, уходили спать, возвращались обратно - глотнуть водички. И гости тоже приходили-уходили, выпивали, смотрели, пишет издание.

Жертву били руками и ногами, прыгали по грудной клетке и голове. Как установила судмедэкспертиза, у погибшего сломаны все ребра, разорваны внутренние органы, отек мозга и семь десятков гематом.

При этом никто из присутствовавших не вызвал скорую помощь, даже когда Саша захрипел и из его горла пошла кровь, или когда он затих. Врачам, вызванным около 6 утра, оставалось лишь констатировать смерть.

Тем временем хозяева сели пить дальше в ожидании милиции. При этом они даже не вытерли кровь, а просто дали признательные показания, посидели на допросе и были отпущены как свидетели. Теперь они спокойно живут в той же квартире, иногда встречаясь в лифте с родственниками убитого школьного товарища, пишет газета.

Впрочем, в следственном отделе при прокуратуре Черемушкинского района Москвы тоже считают, что как такового убийства не было - ни обычного, ни с особой жестокостью. А было лишь "причинение смерти по неосторожности вследствие нанесения тяжких телесных повреждений", причем причастен к этому ровно один человек.

Хозяева квартиры, супруги Кривовы, были задержаны на месте преступления прибывшими по вызову "скорой" сотрудниками милиции. Вместе с ними был задержан и гость - дважды судимый Баряев. Все они сразу признались, что были свидетелями расправы (это отражено в рапорте оперативника).

Первой отпустили Кривову - она вроде не избивала, а предъявить ей соучастие или оставление в опасности как-то не догадались, утверждает издание. Затем, вечером, даже не дождавшись 48 часов, разрешенных для задержания до предъявления обвинения, отпустили и Кривова.

Родственники убитого недоумевают по поводу этих действий следователей. Ведь характер травм свидетельствует, что в избиении участвовали несколько человек. Кроме того, заключение врачей однозначно указывает на то, что и у Кривова, и у Баряева одинаковые ушибы пальцев ног. Также установлено, что именно хозяин квартиры Кривов обзванивал знакомых и приглашал "поразвлечься". Наконец, смерть Александра наступила в тот момент, когда Баряева в квартире уже не было (он вернулся уже утром).

Так или иначе, следователей интересовала только роль Баряева в произошедшем. Даже на экспертизу отправили только его одежду.

Родные Саши возмутились и написали ходатайство о привлечении хозяев квартиры к ответственности. Однако следователь Колягин ответил отказом: в отношении Кривова и Кривовой "уголовное преследование не осуществлять".

Колягин вообще как-то невзлюбил потерпевших, пишет газета. Он хамил отцу, бросал трубку, когда сестра пыталась выяснить судьбу своих жалоб, а на вопрос "Почему Кривовы не вызвали скорую?" ответил весьма убедительно: "Значит, не захотели. И вообще, вы что, слишком умные?"

Потом была назначена повторная судебно-медицинская экспертиза. Смысл которой, по мнению потерпевших, был в том, чтобы "подтянуть" время нанесения ударов, ставших смертельными, к тому моменту, когда Баряев еще был в квартире.

Впрочем, время смерти - объективная данность, которую подделать нельзя. И отец Александра, ученый-медик, пытается объяснить это стражам порядка в многостраничных ходатайствах, приводя в подтверждение выписки из монографий, сложные графики и вынужденно говоря о собственном сыне примерно так: "ректальное измерение температуры трупа". Однако все эти доводы на работников российской Фемиды не действуют.

Своими жалобами потерпевшие добились только того, что дело отправили на доследование. Оно должно было завершиться 22 августа, однако о результатах не сообщается родственникам погибшего до сих пор.

По телефону лишь сообщили, что в деле сменился следователь. Впрочем, новый работник сыска Касаткин, когда ему наконец дозвонились, порекомендовал родственникам убитого не беспокоить его по пустякам, тем более что ходатайства были адресованы прежнему следователю, а не ему лично.

С журналистами Касаткин и вовсе отказался разговаривать, ссылаясь на тайну следствия.

"Представляя интересы потерпевших по данному делу, мы столкнулись с проблемой, с точки зрения закона необъяснимой, - признаются адвокаты потерпевших Ирина Жукова и Ирина Ратникова. - По закону и следователь, и потерпевший являются участниками уголовного судопроизводства, выступающими на стороне обвинения. И как участники одной стороны имеют одинаковые цели и задачи. Но почему-то не по этому делу".

В данном случае потерпевшие "постоянно наталкиваются на глухую оборону следствия, а их права, предусмотренные УПК РФ, постоянно нарушаются".

После двух месяцев расследования уголовного дела следствие посчитало, что все доказательства собраны и дело можно направлять в суд. Для ознакомления материалы дела были представлены в непрошитом и непронумерованном виде. А из самих материалов дела, в частности заключения судебно-медицинского эксперта, следовало, что смерть Александра наступила от ударов, нанесенных ему в то время, когда обвиняемый уже не находился в квартире, где произошло убийство.